Искусство | Знаменитости | Путешествия | Рецепты | Советы хозяйке | Дети

Александр Кайдановский и Валентина Малявина


articles: art0117.pngИх любовь, горькая, как дикий мед, не была похожа на другие. Все шесть лет, которые Валентина Малявина прожила с Александром Кайдановским в гражданском браке, они постоянно ссорились, расходились, мирились и вновь ссорились. Они не могли прожить друг без друга даже несколько дней. Но и вместе им было невыносимо трудно.

Александр Кайдановский родился 23 июля 1946 года в, Ростове-на-Дону в семье сотрудника КГБ Леонида Кайда­новского, для которого самым главным в жизни было со­блюдение правил. Чего нельзя сказать о его жене, красавице и хохотушке, предпочитающей дух анархии. Однажды, ре­шив стать актрисой, она бросила семью и уехала в Москву. Спустя некоторое время мама Саши вернулась ни с чем, и любящий муж все ей простил. В конце 50-х годов в семье разыгралась еще одна драма — отца выгнали из органов, а мать каждый день стала приходить домой с новым провожаным. Отец безумно ревновал и постоянно хватался за табельное оружие. Маленький Саша с ужасом ждал приближаю­щегося вечера. Однажды, не выдержав, он ушел жить к бабушке, а затем ненадолго попал в интернат, откуда сбежал из-за царившей там казарменной дисциплины. Маленький и худой, Саша Кайдановский всегда пытался защитить себя при помощи кулаков. А еще он играл на банджо и сочинял песни на стихи Гумилева и Вознесенского. Окончив восьмилетку, он поступил в Днепропетровский сварочный тех­никум имени Патона.

В 1961 году Кайдановский ушел оттуда и был принят в Ростовское училище искусств, а после окончания попал по распределению в Ростовский театр. На первой же репе­тиции молодой актер потребовал от худрука главную роль не получив желаемого, он развернулся и уехал покорять Москву. В 1965 году блестяще сдал экзамены в Школу-сту­дию МХАТа, став единственным студентом, который бро­сил это престижное учебное заведение, не проучившись и месяца. «Не могу я там, портреты Станиславского и Не­мировича-Данченко с таким укором смотрят, что вздох­нуть нельзя», — объяснял свой поступок Кайдановский. Затем он поступил в Щукинское училище, но и там моло­дому актеру показалось скучно. «Подыхаю с тоски», — почти каждый день писал он любимой девушке.

В 1966 году Александр Кайдановский женился. На сва­дебной фотографии, хранящейся в архиве его первой жены Ирины, жених задорный и веселый, а невеста в пышной фате едва сдерживает слезы: «Я здесь грустная, Сашке об­ручальное кольцо еле-еле на мизинец налезло».

Первое время молодожены жили в бараке в очень тяже­лых условиях. А. Адабашьян вспоминал: «Это было кошмар­ное помещение на первом этаже, похожее на большую двор­ницкую: пол прогнил, несло погребной сыростью. Саша смешно описывал свое жилище, как квартиру в духе Достоев­ского. И тут же стояла коляска с ребенком и какой-то обо­греватель (у Кайдановского родилась дочь Даша)».

У скандального актера не ладилась и работа в Театре им. Вахтангова, куда он попал по распределению. Вместо князя Мышкина в «Идиоте» из-за интриг знаменитого ак­тера Николая Гриценко Александр Кайдановский вплоть до 1972 года играл роли типа «кушать подано». Позднее актер вспоминал: «Я по сути человек свободный... поэто­му я ушел из театра. Каким образом? Пару раз я выпил так основательно, что от меня поспешили избавиться». В те дни никто не верил в Кайдановского, да и сам он считал себя человеком конченым.

В 1973 году молодого актера призвали в армию. Мес­том его службы стал кавалерийский полк при «Мосфиль­ме». Именно тогда он сыграл свою первую звездную роль поручика Лемке в картине Никиты Михалкова «Свой сре­ди чужих, чужой среди своих». Во время съемок Кайданов­ский поссорился с режиссером из-за трактовки сложного образа, который ему предстояло воплотить на экране. За это рядовому Кайдановскому пришлось отсидеть «на губе» и выходить на съемочную площадку только в сопровожде­нии конвоя. Но и здесь Кайдановский проявил характер. Он отказался принимать участие в съемках до тех пор, пока Михалков не принесет ему свои извинения. Это противоестественное длилось очень долго, и поскольку картина вышла на экран, значит, молодой амбициозный актер добился невозможного. После выхода фильма в широкий прокат артист проснулся суперпопулярным. Слава опьянила его. Кайдановский любил посидеть за столиком в дорогом ресторане. Небритый, полупьяный, в ослепительно-белом костюме, он читал вслух стихи Арсения Тарковского. А если  кто-то из посетителей пытался сделать ему замечание —  сразу же бросался в драку.

В эти годы актер получил условную судимость (статья «Злостное хулиганство»). В семейной жизни у него намечался полный разлад. Ира часто плакала и грозилась уехать к маме в Ростов-на-Дону. Кайдановский не угрожал, он просто ушел однажды к другой женщине, актрисе Вален­тине Малявиной. Многие близкие друзья актера считают, что ни с какой другой женщиной его не связывала такая страсть и душевная близость, как с ней. Конечно же, к Малявиной относились по-разному. Но в одном ее колле­ги и друзья были единодушны: Валентина была неправдо­подобно красива. Особенно поражали ее глаза — два ог­ромных, глубоких омута. Многие актрисы завидовали ее судьбе, считая Малявину очень счастливой, и завидовать действительно было чему.

Валя родилась в очень обеспеченной и благополучной семье. Ее отец, политработник, дослужился до генерала. Детство Малявиной прошло на Арбате, где ее родители жили в огромной по тем временам квартире, в их распоря­жении была машина с персональным шофером и дача. Девочка училась в престижной школе, расположенной возле посольства США. Когда Валя подросла, то почувствовала, что имеет огромную власть над парнями. 17-летней де­вушке удалось покорить сердце знаменитого арбатского хулигана Саши Збруева. Их роман развивался стремитель­но. И через месяц Малявина забеременела. Влюбленные поженились, но спустя какое-то время Валя потеряла ре­бенка по вине матери и свекрови: они обманом заставили ее пойти к врачу, и тот сделал укол, после которого слу­чился выкидыш. Збруев очень хотел ребенка и, не поверив жене, сильно избил ее. С этого момента в их семейной жизни наступил разлад. Хотя супруги и продолжали жить вместе, они почти не виделись, пропадая в киноэкспеди­циях. Збруев уехал на съемки фильма «Мой младший брат» а Малявина снималась у Андрея Тарковского в «Ивановом детстве».

Это время она по праву могла назвать счастливым. К 19-летней актрисе пришла новая любовь. Тарковский полностью перевернул ее жизнь. Их роман не выходил за рамки платонического. Сама актриса признавалась: «Наши отношения были даже более сексуальными, томительны­ми, чем если бы мы делили одну постель. Хотя никто не верил в чистоту наших чувств, никто». Их роман про­длился недолго.

Вскоре Малявину утвердили на главную роль в фильме «Подсолнух», режиссером которого был Павел Арсенов. Он покорил актрису поразительным сходством с Жаном Маре. Чувство было настолько сильным, что Малявина впервые решилась на развод. Вместе со своим новым воз­любленным она пришла к себе домой и сказала мужу: «Вот, Саш, случилось то, чем ты меня долго мучил. У меня по­явился другой мужчина, женой которого я буду».

И вскоре она вышла замуж. Поначалу этот брак был очень счастливым. Валя родила девочку, но ребенок погиб в роддоме от заражения крови. Чтобы как-то заглушить боль, Валентина начала понемногу выпивать: «Тогда я по­дружилась с коньяком. По полстакана в день выпивала стабильно. Павлик тоже много пил. Появилась пустота в душе. Со временем ее заполнила любовь, но не к Пав­лу...», а к Александру Кайдановскому.

«Я была вне реальности, но чувствовала, что прибли­жается гибель. Остановить себя уже не могла. Наши отно­шения с ним тянут на толстенный роман», — рассказывала о том времени известная актриса.

Впервые о Кайдановском Валентина услышала, когда он учился на четвертом курсе студии МХАТа. Малявина тогда уже играла в Театре им. Вахтангова. Актриса очень любила присутствовать на экзаменах по актерскому мас­терству. Как-то она вместе с Никитой Михалковым на­блюдала за очередной студенческой работой. Напротив них сидели двое студентов. Малявина обратила внимание на молодого человека, который находился справа, а ее спутник — на студента, расположившегося слева. Михалков, поклонившись к Валентине, произнес: «Все-таки интерес­ный Кайдановский, лицо потрясающее». — «Да, потряса­ющее», — согласилась тогда актриса, глядя совсем на дру­гого студента. Потом тот студент стал оказывать Малявиной знаки внимания, здоровался и смотрел долго-долго. А че­рез некоторое время один из педагогов посоветовала ей посмотреть «Гамлета» в студенческом театре (исполните­лем главной роли был Кайдановский) и добавила: «Валя, это твое». Тогда она даже не догадывалась, что эти слова станут пророческими.

На спектакль Малявина пришла вместе со своим му­жем Павлом Арсеновым. В фойе она встретила Ширвинд­та: «Александр Анатольевич, а Гамлет пришел?». — «Да, вон он ходит по кругу средь колон». Посмотрев в сторону высокого блондина с холодными глазами, Малявина вновь переспросила у Ширвиндта: «Пришел ли Кайдановский?». А тот, в свою очередь, вновь указал на высокого блондина. Оказалось, что когда она с Никитой Михалковым смотре­ла выступления на экзамене, то ошиблась, приняв Фила­това за Кайдановского. А зачем Леонид разыграл молодую актрису, так и осталось загадкой.

Много лет спустя Малявина вспоминала о первом впе­чатлении, которое произвел на нее Кайдановский: «На сцену вышел молодой человек в черном свитере. Одно плечо выше другого, бледное нервное лицо. И потрясающе сыг­рал Гамлета — с ходу влюбил в себя, ошеломил, а муж сказал: "Это уникум"».

Спустя некоторое время Арсенов встретил Кайданов­ского на улице и пригласил его в гости. Молодой актер смешался, густо покраснел и еле выдавил из себя согла­сие. Но в назначенное время так и не пришел. Позднее он так объяснял свой поступок: «Валя, я давно втайне тебя любил, ходил на все твои спектакли, но прийти к Павли­ку, который так чутко ко мне отнесся, не смог...». Новый повод пригласить Кайдановского в гости появился, когда Павел Арсенов привез со съемок, проходивших в Болга­рии, два ящика коньяка «Плиска». Супруги решили по­звать близких и друзей в гости. Малявина сама позвонила Кайдановскому в общежитие. «Вахтер позвал Сашу, и я, — вспоминала актриса, — в приказном тоне: "Бери машину, приезжай к нам". Мы мило провели вечер втроем: пили коньяк, Павлик пожарил мясо, слушали музыку. Ничего особенного, но именно тогда между мной и Сашей про­скочила искра».

Но само чувство разгорелось намного позже. Малявина и Кайдановский должны были вместе сниматься в карти­не «Красная площадь». Выехав на съемку, актеры случайно оказались в одном купе. Позднее в своей книге «Услышь меня, чистый сердцем» Валентина Малявина вспоминала: «Было прохладно, и Саша попросил меня лечь. Накрыл одеялом, приобнял — мне стало тепло, уютно. Так молча мы и ехали до самого Ярославля... После стала навещать его в общежитии: сидим в маленькой комнатке, болтаем, смеемся. Вдруг раз, утонули взглядами друг в друге. И мол­чим — зачем слова, когда все ясно».

Они стали близки не сразу. Впервые влюбленные были вместе в мастерской у скульптора Лавинского. «Мы лежа­ли обнаженные и долго-долго молчали, поняв, что "влипли друг в друга всерьез"», — рассказывала Малявина. В даль­нейшем развитию их отношений помогло романтическое приключение в Новосибирске, куда Театр им. Вахтангова приехал на гастроли. Провожая Валентину в гостиницу, Кайдановский случайно встретил своего старого друга. Об­радовавшись встрече, тот пригласил влюбленных к себе на дачу, чтобы там отметить день рождения. Кайдановский и Малявина охотно согласились. Дача стояла в лесу. Поужи­нав, отправились на прогулку. Они целовались, а потом догоняли друг друга, отойдя далеко от дачи. Поняв, что окончательно заблудились, Кайдановский и Малявина за­лезли в чужую дачу и провели там ночь. Проснувшись ут­ром, они поняли, что дача принадлежала одному из высо­ких государственных чиновников. Чудом им удалось выйти за пределы охраняемой автоматчиками территории.

Приехав в Москву, Валентина честно призналась мужу о своей близости с Кайдановским. Павел Арсенов смог только произнести: «После потери доченьки ты заполнила вакуум Сашей. Все пройдет». И ни слова упрека. Больше эта тема никогда не обсуждалась. Спустя некоторое время Арсенов уехал в Ялту снимать кино.

А Малявина окончательно перешла жить к Кайданов­скому. Постоянного жилья у него не было. И влюбленные устроились в мастерской Лавинского  которого Александр считал вторым отцом. Постелью им служил только мат­рац-пуховик положенный прямо на пол. Ванную, кото­рую скульптор использовал для отмывки статуй, они вы­чистили, и. наполняя водой, подолгу плескались в ней, как расшалившиеся дети. К ним приходили и первая жена Кайдановского Ира, и муж Малявиной, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию, определить, как жить дальше. Валентина вспоминала: «Павлик не давал мне развода, просил: "Не торопись, вот я начну новую картину, при­едешь ко мне с Сашей. Хочешь, снимайся, хочешь — нет. Но не афишируй, что мы не вместе". Павлик был воспи­тан в патриархальном духе. Для него много значило общест­венное мнение. Меня оно не волновало, но ранить Павли­ка не могла. Ира решила уехать обратно в Ростов... Я ей сказала: "Сашу у тебя не отбираю, с Павликом не расхо­жусь, а ты решай сама"».

Кайдановский не пускал Валентину к мужу, запирал двери на ключ. Однажды зимой его возлюбленная пере­лезла на соседний балкон. Кайдановский искал ее на зем­ле, боясь самого страшного, а она в это время в теплой компании пила вино.

Александр очень хотел, чтобы Валентина стала его женой. Он даже повез ее в Ростов, чтобы познакомить с родителями, представив как свою жену. Актер часто по­вторял: «Странное дело, я холостой, ты замужем за дру­гим, а все принимают нас за супругов...» Кайдановский очень любил Малявину и не замечал разницы в возрасте (Валентина была старше его на пять лет). Актер искрен­не недоумевал, когда она начинала переживать по этому поводу: «Дура ты, Валентина, какая разница, если я тебя хочу».

Однажды они вдвоем решили уйти из жизни, как Ро­мео и Джульетта. Валентина вскрыла себе вены, к счас­тью, неглубоко. Поняв, что любимый не решается сделать то же, она помогла ему. И резанула так, что крохотная квартира на Таганке была залита кровью. После этого они двое суток провели в больнице. Очередная ссора произошла во время съемок фильма «Мой дом — театр». «Кайданов­ский играл Островского, я — любимую женщину великого Писателя. Нам дали одну гримерку на двоих. Через пять-десять минут съемки труднейшей сцены похорон Гоголя... вдруг Саша подходит сзади, задирает мне подол и валит на пол. Вывернулась, поползла к двери, открыла и вижу: по коридору идет... Ленин. (Это был актер из провинции приглашенный на пробы в фильм о Ленине.) Я кричу – "Владимир  Ильич, подойдите". Он подошел, помог встать протянул руку лежащему Саше, тот — резко: "Спасибо, я сам". Через минуту нас с Сашей вызвали на съемку. И мы на взгляд режиссера, отыграли замечательно».

Благодаря Малявиной Кайдановский снялся в культо­вом фильме «Сталкер». Известная актриса вспоминала: «Од­нажды сидим с Сашей в ресторане ВТО, оборачиваюсь — вижу Андрюшу Тарковского. Он отозвал меня. "Твой ка­валер — кто такой? У него уникальное лицо. Я бы хотел его снять". И через какое-то время Андрей пригласил Сашу на главную роль в "Сталкере"». Об этих съемках актер очень не любил рассказывать. К тому же он избегал каких-либо расспросов о Тарковском. Работа над фильмом была очень тяжелой. Картину два раза переснимали с разными опера­торами.

Фильм вышел на экраны, превратив Кайдановского в культового актера. После триумфа пришла пустота. «Я ни кем не могу быть после Сталкера, — жаловался Кайданов­ский близким друзьям. — Это все равно, что, сыграв Хри­ста, взяться за роль главного бухгалтера».

А дома по-прежнему не ладилось. Очень часто Алек­сандр устраивал сцены, запрещал любимой красиво оде­ваться, а на работу она могла выходить только в длинном свитере, совершенно скрывающем фигуру. «Он ревновал меня к театру», — позднее признавалась актриса.

Вместе им действительно было очень трудно. У каждого сложный, непредсказуемый характер. «Когда меня начинало буквально трясти от него, — рассказывала Малявина, — хлоп дверью — ухожу. Через месяц возвращаюсь». Бесконечные ссоры не прошли бесследно. В их отношениях постепенно наметился надлом. И Валентина первая изменила. Во время съемок в Одессе у нее возник бурный роман с актером Ива­ном Гаврилюком. Доброжелатели, конечно, тут же рассказали об этом ее гражданскому мужу, а Кайдановский в отместку завел роман с красивой стюардессой.

Александр всегда мечтал о ребенке и очень хотел, что­бы Валентина родила ему дочь. Она несколько раз береме­нела, но никогда не признавалась в этом своему любимому, а просто делала аборт. «Он был слишком непредсказуе­мым», — объясняла свои поступки Малявина.

Все годы, пока они были вместе, Кайдановский наста­ивал на том, чтобы Малявина стала его женой. Но после смерти дочери она вообще не хотела выходить замуж. Алек­сандр говорил: «Мы губим себя. Ты веришь в Бога, а Бог есть любовь. Он подарил нам любовь, а мы ведем себя кое-как. Если сегодня же, сейчас же мы не будем вместе, но все закончится скверно». Кайдановский и Малявина со времени первых измен хоть и жили под одной крышей, но постепенно становились чужими людьми. У каждого была своя жизнь. Очень часто, раскрывая душу, Александр го­ворил: «Валь, не могу больше один. Стюардессы, манекен­щицы лезут, лезут, а мне одиноко».

Со своей будущей женой Евгенией Симоновой Кайданов­ский познакомился благодаря именно Малявиной. Женя еще со школьной скамьи была без ума влюблена в известного актера. Кайдановский женился на ней, надеясь, что ее лю­бовь спасет его от одиночества. К этому времени Малявина подала на развод с Павлом Арсеновым. «Я уже со столькими переспал, а ты только развелась. Опять девушка на выда­нье», — с горечью говорил Валентине бывший любовник. Спустя некоторое время брак Кайдановского стал распадать­ся. Малявина как могла пыталась сохранить его семью: «Саша начал мучить Женю ревностью (точь-в-точь, как до этого меня). Я уж ругала его, ругала: "Зачем себя рас­травляешь, очнись. У вас только-только дочь родилась. А ты... опять идешь в никуда. Бабье тебя окружит, прихлебаи..."». Но Кайдановский все-таки ушел из семьи.

Он поселился на Арбате в небольшой квартире с котом Носферату и дворнягой Зиной. Валентина часто приходи­ла к нему в гости. Бывшие любовники вместе пили вино и слушали рок-н-ролл. Малявина, шутя, подхватывала кота на руки и танцевала с ним в такт музыки. А Кайданов­ский, наблюдая за ними, повторял: «Вот так бы я и жил...»

В начале 1980-х годов Кайдановский поступил на выс­шие режиссерские курсы Тарковского. Но их творческий союз просуществовал недолго. Вскоре знаменитый режис­сер уехал за границу. Дипломной работой Кайдановского стала кинокартина «Простая смерть».  А пока он занимался режиссурой и снимался в кино, Малявина жила своей жизнью. «Никого я не любила так, Как Сашу», — говорила актриса. По иронии судьбы он сам познакомил бывшую возлюбленную с начинающим арти­стом Стасом Жданько, даже не подозревая о том, какую страшную роль сыграет этот человек в ее судьбе. Поймав взгляд Стаса, устремленный на Валентину со сцены, Алек­сандр произнес: «Все, это гибель. Или моя, или его». Мо­лодой актер стал очередным любовником Малявиной в своих мемуарах актриса вспоминала: «Стае был стран­ным. Он жил в комнате, на стене которой висели ножи топоры. В свой собственный автопортрет в область лба Стае вбил гвоздь. Однажды взял топор и разбил зеркало. Я очень испугалась. Потом он обнял меня и сказал: "Не бойся, я убил себя прежнего, такого, каким был до тебя"».

Спустя годы трудно объяснить, что же произошло в тот роковой вечер, когда Стае Жданько был обнаружен мерт­вым на кухне. Экспертиза установила, что молодой актер зарезал сам себя кухонным ножом, и дело закрыли. Но спустя пять лет после этих трагических событий Маляви­на вновь была арестована: «Все пять лет меня подозрева­ли. Я ушла из Театра им. Вахтангова. Помогали друзья. Ко мне в парикмахерской как-то обратилась Галина Брежне­ва. Советовала уехать за границу: "Мы тебе верим, но как только папа умрет, тебя сразу посадят". Но я не могла все бросить... Однажды ко мне пришли. Провели обыск, а за­тем меня увезли в Бутырку, и больше я не возвращалась». Состоялся суд. Близкие друзья свидетельствовали в пользу Малявиной. Конечно же, среди них был и Кайдановский, который своими показаниями только запутал следствие. «Во всем виноват Достоевский», — сказал он.

Известная актриса была осуждена на девять лет, но от­сидела только четыре с половиной года. За это время она работала и в библиотеке, и в бане. Некоторое время жила на пересылке в Ростовской области. Даже на зоне у нее не обошлось без романа. «У меня там был красавец парень, — вспоминала актриса. — Жгучий брюнет, глаза голубые. Крупный вор. Красиво ухаживал. Все, конечно, о нашей любви знали. А когда он выходил раньше меня, то началь­ник лагеря даже проститься меня отпустил, а сам в это время на шухере стоял: чтобы конвой не увидел».

Выйдя на свободу, Валентина вернулась домой. Среди немногих друзей, которые поддержали ее в это трудное время, был Александр Кайдановский. Она увлеклась ри­сованием. И даже участвовала как художница в престиж­ных выставках. Спустя некоторое время Малявина вышла замуж за известного мастера по металлу. Именно он выко­пал ограду вокруг обновленной Третьяковки.

Однажды после очередной выставки один богатый аме­риканец заказал ей портрет императора Николая II. В по­исках натуры Валентина провела несколько месяцев. И вдруг случайно встретила мужчину, как две капли воды похожего на последнего русского царя. Валентина Малявина вышла за него замуж. Но их брак оказался недолгим. Вскоре муж трагически погиб от удара ножом в спину, когда вышел встречать жену поздно вечером с работы.

Последние годы знаменитая некогда актриса часто вы­пивала. После уличной драки, в которой она пыталась за­щитить девушку от хулиганов, Малявина начала слепнуть. В это же время Кайдановский тяжело болел. Его родители умерли в разное время от болезни сердца. Он хорошо знал об этом, но беречься не хотел. Первый инфаркт у него случился, когда из дома сбежал обожаемый кот. Едва опра­вившись от болезни, Кайдановский ушел с головой в ра­боту, снявшись в нескольких фильмах. После второго ин­фаркта, не слушая категорических запретов врачей, актер уехал в Лондон снимать клип Гребенщикова «Гарсон». Где-то с середины 1995 года в его жизни стали проис­ходить перемены к лучшему. Кайдановский получил ор­дер на новую квартиру в Сивцевом Вражке, а также соб­ственный курс на сценарном факультете ВГИКа, готовился  съемкам в картине «Восхождение к Эрхарту».

В октябре 1995 года Александр Кайдановский женился на 23-летней Инне Пиварс. Многие из его близких друзей не приняли приглашение на эту свадьбу. «Уж на следую­щую точно заскочим», — отшучивались они. Но сам актер отнесся к своему выбору очень серьезно: надел фрак и чер­ную бабочку. Но, к сожалению, ни одна фотография не получилась — пленка оказалась засвеченной. Их брак про­длился всего три недели. Не перенеся третьего инфаркта, 5 декабря 1995 года Александр Кайдановский умер. На по­минки собрались все женщины, с которыми его сводила судьба. Среди них была и Валентина Малявина.

Любовь к мужчине стала трагедией всей жизни этой Красивой женщины и талантливой актрисы. Но она ни о Чем не жалеет, потому что именно любовь и помогла ей эту трагедию пережить. Не погибнуть, скатившись в бездонную пропасть подлинной беды, а возродиться.

Александр Кайдановский так и остался для Валентины Малявиной человеком-загадкой, неземным, сложным необъяснимым и в то же время самым родным и близким.

© Fammeo.ru Все права защищены.

Читайте также:

Если Вам нравится, поделитесь с друзьями:



ВходРегистрация