Искусство | Знаменитости | Путешествия | Рецепты | Советы хозяйке | Дети

Игорь Тальков и Людмила Сенчина


Игорь Тальков и Людмила СенчинаО безумном романе знаменитых певцов ходило множество сплетен и слухов, которые сама Сенчина называла чушью.

Алла Пугачева как-то сказала про певицу: «Таких голо­сов  на эстраде – раз, и обчелся. Так вот этот "раз" и есть Люся Сенчина».

В свое время Людмила была «королевой» эстрадной сце­ны, деля этот почетный титул, пожалуй, только с Валенти­ной Толкуновой. И, как и положено настоящей звезде, вокруг ее имени крутилось немало сплетен, в основном любовных. В частности, о романе со знаменитым певцом И композитором Игорем Тальковым.

Родился он 4 ноября 1956 года в деревне Грицовка Туль­ской области. (Ныне это местечко называется городом Щекино, который вырос вокруг химкомбината.) Его ро­дители – москвичи. Отец, Владимир Тальков, – офицер, I годы сталинских репрессий 20 лет провел в лагерях. Мать – обрусевшая немка из-под Казани, оказавшаяся 18 лет от роду в Сибири (она получила десятилетний срок). Там же встретила будущего мужа. В неволе у них родился сын Владимир – старший брат Игоря. После освобожде­ния семья поселилась в Грицовке, так как вернуться в Москву им не разрешили. («Врагам народа» жить в боль­ших городах запрещалось.)

С 14 лет Игорь начал сочинять песни, в 1971 году закон­чил Щекинскую музыкальную школу по классу баяна, играл на различных инструментах в школьной самодеятельности. Спустя три года юноша получил аттестат зрелости, попытал­ся поступить в театральный вуз, но неудачно.

А потом была армия, и благодарность родителям за сына-солдата от командования строительной войсковой части. После службы в Вооруженных силах Тальков стал студен­том физического факультета Московского пединститута но не окончил его: молодого человека звала музыка.

Творческий путь Игоря оказался довольно тернист и неровен – начиная от работы в ресторане и кончая учас­тием в различных группах, где в качестве клавишника, удар­ника, бас-гитариста или арайжировщика он ездил с гаст­ролями по СССР.

В своей неоконченной книге «Монолог» автор вспо­минал: «Значительную часть своей творческой жизни я потратил на разбазаривание эмоций по кабакам, предла­гая самое дорогое, что есть в жизни, – песни, делясь сокровенными мыслями с жующей и пьющей публикой за гроши, бросаемые "широким жестом". Видел много талантливых, одаренных людей, прозябающих в подвалах и ресторанах, спивающихся и забивающих эмоции ана­шой от несостоятельности усилий и невозможности вы­разить себя, отчаявшихся, потерявших всякую надежду на удачу и на возможность проявиться. Мало того, что их никто "не ищет", как на Западе, они попросту нико­му не нужны».

Нигде талантливый музыкант не задерживался надол­го – ни в группе «Апрель», ни в «Калейдоскопе», ни в «Вечном движении», ни в музыкальном театре Маргариты Тереховой.

В 1982 году в Сочи при посредничестве Иосифа Кобзо­на Игорь попал на осенний конкурс, но лауреатом не стал. Впрочем, один из членов жюри, Вениамин Баснер, посо­ветовал попытать счастья в следующем году, уже на рок-фестивале в Кисловодске.

Первой всерьез назвала Талькова «безумно талантли­вым» заслуженная артистка России Людмила Сенчина, представляя его в 1984 году как своего нового аранжиров­щика. В архивном альбоме певицы есть фотографии мо­лодого Игоря с гитарой на фоне плаката «Претворим в жизнь решения ХХГ/ съезда КПСС!»

Людмила вспоминала о совместной работе с ним с боль­шой теплотой: «Игорь тогда еще только-только "оперять­ся" начал, все чего-то искал. Он и здесь, у меня на Петроградской долго жил: известное дело – музыкант, ни кола своего, ни двора. Я не помню его "тяжелым челове­ком", скорее думающим. Иногда мучительно думающим. Однако ни работе, ни общению с ним это как-то не меша­ло. В те годы Игорь и Ира Аллегрова были еще неизвест­ны и перед моими выступлениями пели – "разогревали" публику.

В 1980-х годах я ушла из оркестра Анатолия Бадхена в Ленинграде, явилась в Ленконцерт и сказала, что хочу сде­лать свою группу. Тогда распались "Поющие гитары" и руководство Ленконцерта обратилось к экс-руководителю "Поющих" Анатолию Васильеву с предложением набрать музыкантов для новой группы Сенчиной. Из Москвы Толя привез Талькова. И вот меня знакомят с новым бас-гита­ристом и бэк-вокалистом. Вначале он мне не понравился: прихожу на репетицию, а Игорь сидит, в джинсах, вальяж­но развалившись, весь из себя москвич, нога за ногу, ни с кем не разговаривает. А на меня смотрит снисходительно, но с интересом... Я почувствовала: "Будет дружком!"».

Так сложилась, что личная жизнь певицы известна не многим. Родилась она 13 декабря 1948 (?) года. Известно, что песня Игоря Цветкова и Ильи Резника «Золушка» определила судьбу Людмилы, хотя спела она ее «из-под палки». Но полудет­ский шансон неожиданно понравился взрослым зрителям. Сенчину вызывали на «бис». Это стало для нее откровени­ем. «Тогда я в первый, да и, наверное, в последний раз пережила шок от славы», – откровенничала певица.

Еще известно, что белокурая «Золушка» – по отцу чис­токровная цыганка. Ее корни уходят в Украину, в Молдо­ву, в Румынию, однако большинство поклонников и слы­шать об этом не хотят. Как вспоминала сама певица: «Они мне говорят: "Вы наша, вы – питерская". Может, мне по­везло, а может, и не повезло, но цыганская часть крови мне скорее помогает, чем мешает. Она не позволяет мне быть инертной и однобокой».

В 1977 году на экраны страны вышел фильм «Вооружен и очень опасен», сразу же оказавшийся в лидерах проката. Успех объяснялся не только закрученным сюжетом и пес­нями Высоцкого, но и эротической сценой с участием Сенчиной. Обнажив в кадре грудь, певица сразу же попала в разряд секс-бомб советского кинематографа.

«Меня упрекали этим все кому не лень, – говорила артистка. – Я в кино не рвалась, тем более не мечтала сыграть певичку кабаре. Но однажды, когда гуляла с сы­ном в парке, к нам подошли трое мужчин: "Вы Людмила Сенчина? Предлагаем вам роль в кино!" И протянули сце­нарий».

Постельную сцену она играла в Праге с Леонидом Бро­невым, который недавно женился: «Он заметно комплек­совал, я тоже нервничала – из-за слишком маленького, как мне казалось, размера груди. Броневой произнес ка­кие-то слова и вдруг машинально дернул за бретельку. Грудь выскочила из бюстгальтера, камера работала, дублей де­лать не пришлось. А потом пошли гневные письма во все инстанции: "...До чего докатилась любимая певица! В то время как в Гондурасе голодают дети, Сенчина соблазняет наших мужей и сыновей!" Партийные чиновники даже на некоторое время запретили фильм пускать в прокат».

Сенчина была первой советской певицей, в репертуаре которой появились песни «Битлз». Интересно, что этому предшествовало ее знакомство с вдовой Джона Леннона – самой Йоко Оно, в доме которой Людмила Петровна про­вела несколько дней. 

«Я не могу сказать, что тогда была сумасшедшей битломанкой и мечтала приехать в США и познакомиться с Йоко, – делилась воспоминаниями Сенчина. – Волею судьбы так получилось. Я была на гастролях в Америке, переутомилась и заболела. Это случилось со мной внезапно, перед отъездом в аэропорт, а из гостиницы мы уже съеха­ли. Меня на несколько дней оставили в доме, где когда-то жил Джон Леннон, а сейчас жила его вдова. Она подарила мне эксклюзивный набор пластинок "Битлз", которыми я очень дорожу».

Также известно, что Сенчина была трижды замужем. Первый раз – за солистом питерской оперетты Вячеславом Тимошиным. Их сын после развода остался жить с отцом под его фамилией, учился на филфаке Ленинградского университета, играл в рок-группах, переехал в США и за­нялся там переводческим бизнесом.

Вторым законным мужем стал лидер рок-группы «Цве­ты» и внук Анастаса Микояна Стае Намин. Познакоми­лись они на Олимпийских играх в Москве в 1980 году. Сыграв свадьбу, десять лет прожили в разных городах: она – в городе на Неве, он – в столице СССР. Любви это не помешало: как говорят, Сенчина до сих пор носит по­даренное ей супругом обручальное кольцо с гравировкой «Я тебя люблю», а Намин отзывается о бывшей жене толь-  ко хорошо.

После второго развода Сенчина исчезла с эстрады и шесть лет жила одна. Ее третий муж – бывший бизнес­мен-строитель, директор и продюсер певицы Владимир Андреев. С ним, как утверждала тогда певица, она чувст­вовала себя, «как у Христа за пазухой».

Поговаривали, что из-за нее в свое время попал в места не столь отдаленные молодой ленинградский певец Сер­ией Захаров. Но, наверное, самая романтичная легенда сложилась у народа о любви к певице бывшего первого секре­таря Ленинградского обкома КПСС Григория Романова. Говорят, у него был переписан на кассеты весь репертуар, Сенчиной и на каждом концерте Людмилу Петровну жда­ли шикарные корзины цветов.

«Я видела его всего один или два раза в жизни, – признавалась певица. – Помню, в 1977 году перед кон­цертом на лестнице в гостинице я поднималась в свой номер и вдруг уперлась в двух телохранителей. А за ними какой-то мужичок в серой шапке. Я устала после дороги, хотелось отдохнуть. А они замерли как вкопанные. Тут я, не поднимая головы, говорю: "Ну давайте: или туда, или сюда!" А мужик в шапке как-то странно улыбается. Гля­жу, он прямо-таки остолбенел. Смотрит и молчит. Я по­вторила: "Туда или сюда проходите!" – и бегом дальше по ступенькам.

Наверное, ему действительно нравились мои песни. Откуда пошел слух о нашем романе, я не знаю, но сейчас уже поздно оправдываться. Что ж, была в моей жизни та­кая забавная история, а что о ней говорят другие, меня меньше всего волнует».

В СССР судачили и о безумных романах певицы с Иоси­фом Кобзоном и Владимиром Высоцким.

«Вообще все мужчины, с которыми меня сталкивала судьба, были необычайно самобытными людьми, необы­чайно яркими, – продолжала Сенчина. – Я очень рада, что мои мысли и мои взгляды на жизнь соприкасались с ними, и их внутренний мир дополнялся моим миром.

А с Тальковым мы крепко дружили, были очень близки по духу. В этой дружбе были и волнения, и разочарования, и обиды.

У нас с Игорем завязались особые отношения. Надо сказать, я умею дружить с мужчинами – есть у меня ка­кое-то качество. Про некоторых даже говорю: "Это моя подружка", что из моих уст звучит как комплимент. Он проработал у меня года три-четыре».

В 1984 году на фирме «Мелодия» вышла пластинка Л. Сенчиной «Любовь и разлука» с группой Игоря Талькова, где певица исполняла песни на его стихи. Здесь Игорь не только играл на бас-гитаре, акустической гитаре, пел, но и выступил в качестве аранжировщика. Надо сказать, что его аранжировки определили новый этап и в творче­стве самой Сенчиной – сохранив традиционную лирику, они придали песням современное звучание и интересные музыкальные находки.

«Мне сразу понравились песни Талькова, – вспомина­ла певица. – Я пыталась "засветить" Игоря на ТВ в "Остан­кино", но ничего тогда не получилось. Когда сегодня уви­жу Игоря по телевизору, сижу и плачу: не только по нему, а и по тому времени. Мы тогда ходили с ним, взявшись за руки. Вот так посмотрят люди и скажут: "Ну, тут все ясно". А между нами ничего не было.

Конечно, что-то с его стороны было – влюбился му­жик. Я все это видела. Он не был назойлив. Иногда мог сказать: "А я тебя ревную к Стасу" (Намин был тогда моим мужем). Но наши дружеские отношения перевешивали интимные. Мы с ним очень веселые, оба – хулиганы, мы были самодостаточны, никакая компания нам не нужна – только бы посидеть, пообщаться, молодой картошки сва­рить или блинов поесть. Я, может быть, и закурила с того момента: сидим до пяти утра, он курит и курит, ну и я попрошу. И так каждый день. В общем, у нас была запой­ная дружба».

Затем Игорь Тальков стал солистом созданной компо­зитором Давидом Тухмановым группы «Электроклуб».

«Игорь ушел в эту группу, потому что очень хотел сво­боды, а я переживала, – делилась откровениями певица. – Помню, однажды расплакалась с утра. Стае спрашивает: "Что случилось?" – "Я так по Игорю скучаю!" – "Так давай его позовем". Он пришел к нам домой: "Стае, я не могу! Мне нужно самовыразиться, иначе я умру". Тут муж и говорит: "Ну ты же просто влюблен был в Люсю". Игорь отвечает: "Я не могу больше за спиной у нее стоять, я что­-нибудь с собой сделаю. Я хочу эту публику, этого призна­ния". Стае говорит: "Давай я тебе помогу записать диск, помогу просто по жизни – только не уходи". Тальков: "Нет, Я ухожу..."»

Исполненная Игорем в 1986 году песня Тухманова «Чис­тые пруды» принесла ему известность в стране как певцу. Казалось, наконец пришла популярность, заработанная долгими годами труда, и можно спокойно и с успехом продолжать в том же духе. Но Игорь Тальков писал свои песни, и большинство из них были совсем не похожи на «Чистые пруды». Давно хотелось сказать то, что наболело в душе. Ведь многие известные теперь социальные песни Талькова были написаны еще задолго до перестройки 1985 года.

Однако группа «Электроклуб», созданная изначально как коммерческая поп-команда, для таких песен, конечно, не подходила. И Игорю удалось собрать музыкантов-едино­мышленников и создать свою группу. Назвали ее с надеж­ной – «Спасательный круг». И надежда оправдалась: со­циальные песни Талькова явились настоящим откровением для публики. Известность ему принесли такие песни, как «Россия», «Господа демократы», «Родина моя», «Я вернусь»  и другие.

И все же в одном из интервью он не без досады гово­рил: «Это ненормально, когда 90% энергии у музыканта родит на преодоление административных и экономиче­ских препон. Потому мой пример – скорее редкое исклю­чение. Не надо верить в красивые сказочки о счастливом случае или о неистребимом желании петь свое, когда вся коммунистическая система создана так, чтобы этому про­тиводействовать...»

Игорь писал много песен, но далеко не все они доходили до широкого зрителя. По крайней мере, на телевидении о Талькове помалкивали. Редакторы прекрасно понимали, что его социальные композиции не понравятся комму­нистической верхушке.

И только в августе 1988 года Игорь появился на ТВ. В своей неоконченной книге «Монолог» он писал: «Ночь не спал, счастливый, "прилетел" на дневную репетицию в Лужники, отсмотрели, и на вопрос, каким номером буду Выступать и сколько песен дозволено будет спеть вечером, Саша Любимов ответил молчанием.

Приехал вечером, посмотрел список выступающих, уви­дел свою фамилию, а напротив было дописано от руки: «Только одну песню и только "Примерный мальчик"!!!» Приписка обескуражила. Во-первых, я показывал "При­мерный мальчик" "взглядовцам" в 1987 году, на что было сказано, что песня не проходима в эфир из-за двух слов: "рок" и "храм", предложили заменить их другими. Отка­зался. Во-вторых, на данном этапе "Примерный мальчик", исполненный Валерием Леонтьевым, был хитом. Сами понимаете, что я исполнять ее не мог. Да, признаться, и не хотел из-за принципиальных соображений. На просмотре днем исполнял: "Кремлевская стена", "Стоп, думаю себе", "Враг народа" и другие подобные по тематике песни. Тут же все понял: на дворе был 1988 год, прошло тысячелетие Крещения Руси – всенародный праздник, да и "рок" вро­де приоткрыли, поэтому "Примерный мальчик" стал про­ходим.

Перед выходом на сцену в гримерную вбежал админис­тратор и напомнил: "Игорь, ты все понял? Только одну песню и только «Примерный мальчик»". Определив для себя однозначно репертуар, шел на сцену, точно зная, что буду петь, понимал, что после исполнения тех песен, ко­торые наметил, "Взгляда" не видать как собственных ушей. Но иначе поступить не мог. Выходя на подмостки, обер­нулся на оклик Влада Листьева: "Ну что, Игорек, сейчас повеселимся". – "Повеселитесь, – ответил мой костю­мер, – просто обхохочетесь". Вышел и выдал по полной программе. На сцене за столом заседала "святая комсомоль­ская троица". С ужасом во взгляде "Взгляд" наблюдал за тем, что происходило на авансцене и в зале. Публика ли­ковала, не отпускала, несмотря на неоднократные попыт­ки "взглядовцев" прервать выступление. В конце концов им это удалось, вынужден был уйти со сцены, люди кри­чали: "Еще!" Комсомольцы кричали: "Хватит!". Не успел переодеться, как был снова вызван на сцену: народ не уни­мался, не было возможности продолжать концерт. Те, кто был тогда в Лужниках, наверное, помнят этот эпизод.

В третьем часу ночи раздался телефонный звонок ад­министратора. Вымученный голос проскрипел: "Игорь, тут такое творилось! Листьев, Любимов и Захаров бегали друг за другом, ища виноватого в случившемся. Звонили из 4-го отдела с вопросом, что у них там творится, какое безобра­зие. Кто-то из них сказал, что теперь их поснимают с ра­боты, а передачу закроют: что песни у тебя «запредель­ные», что это не твой сольный концерт и что ты «перетя­нул одеяло» на себя". – "Хорошо, – сказал я, – ну, а завтра-то приезжать?"– "Да ты что, с ума сошел, – ответил администратор, – Листьев сказал, что теперь ты при­дешь на "Взгляд" только через его труп"».

Знаменитую песню «Россия» Тальков написал за одну ночь. Точнее, за несколько минут работы после бессонной ночи. Так бывает, когда долго-долго над чем-то думаешь, а потом приходит вдохновение.

В 1989 году создатель и ведущий телепрограммы «До и после полуночи» Владимир Молчанов на свой страх, рис­куя нажить массу неприятностей, включил «Россию» в свою передачу. Всесоюзная аудитория узнала социального Талькова, он стал уникальным автором-исполнителем разноплановых песен. «Россия» сделала настоящий прорыв и в гласности, и в сознании людей. В том же году эта компо­зиция принесла Игорю победу в телевизионном конкурсе «Ступень к Парнасу».

«Но, когда он уже, как говорится, на ноги встал, мы видеться стали реже, – вспоминала Сенчина. – Прошло еще несколько лет, мы встретились на каком-то стадионе перед концертом, и Тальков сказал: "Господи, как же я тебя любил!" Это было единственное его признание...»

Последние два года жизни знаменитого певца и компо­зитора выдались очень насыщенными. Он много гастро­лировал по СССР, участвовал в фестивале в Гамбурге, сни­мался в фильмах «Князь Серебряный» (в главной роли) и «За последней чертой», записывался в студии. К этому вре­мени в авторском активе Игоря было уже более 200 песен. Его новые композиции становились все более бескомпро­миссными, и не случайно, что оказавшись в Ленинграде в дни августовского путча, он обратился к людям, собрав­шимся на Дворцовой площади, с призывом защитить де­мократию.

Потом, 31 августа 1991 года, состоялся концерт Побе­ды у Белого дома, где Тальков пел, обращаясь уже к «граж­данам свободной России».

6 октября 1991 года во время концерта в Санкт-Петер­бурге в спортивном комплексе «Юбилейный» в результате спровоцированного конфликта он был убит за кулисами из пистолета. Драка, в которой погиб композитор, воз­никла после того, как Игорь и администрация певицы Азизы не поделили, кому идти на сцену предпоследним, пе­ред выступлением Олега Газманова.

«Сижу на гастролях во Владимире, мне звонят и гово­рят, что убили Талькова, а подозреваемый – мой бывший директор Шляфман, – делилась горькими воспоминани­ями Сенчина. – От таких сообщений люди с ума сходят. Не передать, что внутри у меня творилось. Было безумно жалко его: в расцвете сил и лет нелепо погиб. Умереть из-за места в концерте – ну что это такое».

Убийца до сих пор не установлен. У Игоря остались жена и сын – Игорь Тальков-младший, который стал пев­цом. И еще осталась неоконченная книга «Монолог», не­сыгранные роли, ненаписанные стихи и не спетые песни...

Похороны Талькова состоялись 9 октября 1991 года в Москве на Ваганьковском кладбище. Старший брат Иго­ря, Владимир, сказал над могилой: «Вся его жизнь прохо­дила на моих глазах. Я видел, что это был постоянный бой. И в этом бою он погиб».

А Сенчина о своей дальнейшей судьбе поведала сле­дующее: «Не все было в розовом свете, меня не мино­вала чаша безденежья, безработицы. Но я не пыталась искать счастья на стороне или заработка, чтобы прокор­мить семью. Много гастролировала. Бывало, что опуска­лись руки, но помогали друзья. И я сама умею приспо­собиться к жизни. Одно время занималась аутотренингом. Могу внушить себе, что хлеб с сыром – это и есть обед на сегодня. Я и сына своего так приучила – исходить из того, что имеется. Я не слишком надеюсь на людей, которые предлагают мне помощь, не потому, что не верю им и не верю в них, но надо полагаться на собственные силы. Я не позволяю себе предаваться унынию. Конеч­но, подкрадывалось: взгрустнешь вечерком, думаешь, как жить дальше. А утром пройдет.

Я давно уже веду антибогемный образ жизни, живу, в основном, на даче в Грузино, а не в квартире в Питере. Слухи о моих громких романах – в 90% это чушь. Об ос­тальном постараюсь правдиво рассказать в своей книге, которую хочу написать. У меня ни с кем не было романов, как таковых, в принципе. Если что-то и случалось, то все­гда серьезно и с замужеством. Сейчас я не замужем и не стремлюсь к браку, поняв, что это – не мое любимое со­стояние.

Мой сын подавал надежды как рок-музыкант, но, пере­ехав в США, в Бостон, стал серьезно заниматься переводче­ским бизнесом, чему я очень рада: слишком хорошо знаю,  что такое наша грешная эстрада.

У меня сегодня есть концерты, меня приглашают вы­ступать. Не навязываюсь, иду только туда, где меня хотят 1видеть. И зал меня встречает, как королеву, встает, когда объявляют народную артистку России Людмилу Сенчину. И я, наряду с любимыми песнями "Белый танец", "Лю­бовь и разлука", "Белой акации гроздья душистые" часто исполняю песни Игоря Талькова».

© Fammeo.ru Все права защищены.

Читайте также:

Если Вам нравится, поделитесь с друзьями:



ВходРегистрация