Искусство | Знаменитости | Путешествия | Рецепты | Советы хозяйке | Дети

Евгений Урбанский и Дзирда Ретенберг


Евгений Урбанский и Дзирда РетенбергЭто была потрясающе красивая пара – кумир кинозрителей Евгений Урбанский, сыгравший главную роль в фильмах «Коммунист» и «Чистое небо», и одна из самых обаятельных актрис 1950-х годов, лауреат специального приза Вольпи Международного Венецианского кинофестиваля Дзидра Ритенберг.

Когда фильм «Коммунист» показывали на Кубе, то в сце­не, где главного героя Губанова убивают кулаки, один из зрителей закричал: «Компанерос! Не сдавайся, не умирай, мы поможем тебе!» И выпустил очередь из автомата в гущу бандитов на экране. Остальные повстанцы («барбудос») тоже вскочили с мест и закричали: «Амиго, не сдавайся, не умирай!», расстреливая при этом всех экранных врагов Урбанского.

Родился он 27 февраля 1932 года в Москве и начинал свою жизнь как «сын врага народа». Его отец, Яков Самойлович Урбанский, был видным партийным деятелями его в середине 1930-х направили в Узбекистан на долж­ность второго секретаря ЦК ВКП(б). Однако в 1937 году отца арестовали как «врага народа» и отправили в лагерь под Воркутой. Его жену, Полину Филипповну, с двумя сыновьями выслали в Алма-Ату. Там Евгений пошел в школу, в которой проучился до девятого класса. В 1946 году Якову Самойловичу сократили срок, и определили рабо­чим на шахту в Инте. После этого его семья в полном составе переехала к нему.

Жить приходилось в землянке, в ужасных условиях. Только после смерти Сталина в 1954 году Жениного отца освободили, но непосильная работа подорвала его здоро­вье, и вскоре Яков Самойлович скончался от рака.

После десятого класса, в 1950 году, Евгений отпра­вился в столицу и поступил в Московский дорожный институт, затем оттуда перевелся в горный вуз, где запи­сался в художественную самодеятельность. Еще в школе он увлекался акробатикой и показывал неплохие резуль­таты в этом виде спорта. Кроме того, Урбанский играл на гитаре, прекрасно читал стихи, особенно своего лю­бимого поэта В. Маяковского, и часто выступал с ними на торжественных мероприятиях и различных вечерах. Одноклассники, а затем и однокурсники часто просили его: «Давай, Женька!» И он «давал». Да так, что заслуши­вались даже преподаватели.

Активный участник художественной самодеятельности вскоре задумался об актерской карьере, которую ему про­чил руководитель институтского драмкружка. В конце кон­цов эти мысли привели Евгения в прославленную Школу-студию МХАТа. Конкурс туда был огромный – для парня из сибирского шахтерского городка дело почти безнадеж­ное. И все же несмотря на волнение несостоявшийся гор­няк прекрасно прочитал на экзаменах несколько стихо­творений В. Маяковского, в том числе любимое – «Во весь голос» – и просто покорил приемную комиссию. После это­го его приняли на курс народного артиста СССР В. О. То­поркова.

Кстати, многие находили разительное сходство между Урбанским и Маяковским – как внешнее, так и внутрен­нее. Сама Лиля Брик как-то сказала уже известному акте­ру: «Женя, вы очень напоминаете мне Володю».

Узнав в 1956 году, что на «Мосфильме» режиссер Юлий Райзман приступил к съемкам фильма «Коммунист», Ев­гений явился на киностудию и предложил себя на глав­ную роль. Но фотопробы понравились не всем. Однако режиссер, успевший к тому времени просмотреть многих актеров, решил рискнуть с никому не известным студен­том. Так Урбанский получил роль коммуниста Василия Губанова.

Особенно актеру удалась сцена гибели главного героя:  на эшелон, в котором он везет продовольствие для строи­телей первой советской электростанции, нападает банда. Василий вступает с грабителями в рукопашную схватку. Не в силах справиться с ним, кулаки стреляют в него почти в упор, раз, другой, третий, а он идет и идет на них, и ужас охватывает бандитов...

Конечно, не все получалось у студента. Как вспоминал Вам актер позднее: «Съемки – это какая-то мука, знал бы,  не пошел. Я буквально подыхал на съемочной площадке «от ужаса, что ничего не выходит. Моя неповоротливость, I неумелость угнетали меня почти физически. А Райзман был доволен. Я считал, что половину придется переснимать, а он был доволен и после просмотра материала ходил ра­достный».

Главная партнерша Урбанского, актриса Софья Павлова (она тоже дебютировала в этом фильме, сыграв его люби­мую девушку), была им очень недовольна. Из-за своей чрез­мерной стеснительности Евгений казался ей чуть ли не мальчиком, и его зажатость в любовных сценах порой вы­водила актрису из себя. Да и другие участники съемочного процесса также были не в восторге от молодого актера и настойчиво уговаривали Райзмана заменить его, пока не поздно. Но режиссер остался при своем мнении. И оказался прав. В этой роли Евгений пытался играть своего отца, коммуниста «до мозга костей», поэтому Василий Губа-шов в его исполнении получился очень ярким и правдивым.

После выхода в 1957 году «Коммуниста» на экраны Урбанский стал популярнейшим актером советского кино наряду с такими, известными тогда артистами, как Рыбников, Баталов, Стриженов, Тихонов. Но при этом оставался тем же Женькой – простым, веселым и добрым парнем-гитаристом, душой всех компаний и вечеринок, всеобщим любимцем.

Ю. В. Никулин вспоминал: «Женя Урбанский был не­заменимым человеком в компании. Как он пел – никто не мог. Я любил петь под гитару, старался, но никогда не мог, как он...»

На фестивалях в Венеции (1958 г.) и Киеве кинолента «Коммунист» получила главные призы. К Евгению Урбан­скому, кумиру миллионов зрителей, пришла мировая сла­ва. Люди узнавали его на улице, просили автограф. Впер­вые русскому артисту прислали приглашение в Голливуд, куда его советские чиновники, конечно, не пустили... Урбанский стал лауреатом Всесоюзного кинофестиваля в номинации «Первый приз за мужскую роль» (1959 г.), за­служенным артистом РСФСР (1962 г.).

Многие режиссеры предлагали ему работу в своих филь­мах. Однако Урбанский не торопился принимать их пред­ложения. Видимо, помня свои муки на съемках «Комму­ниста», он боялся пережить их вновь и решил сначала набраться опыта на театральной сцене. Ведь не каждый режиссер смог бы, как это делал Ю. Райзман, лепить из молодого актера звезду.

В год, когда фильм «Коммунист» вышел на широкий экран, Евгений окончил Школу-студию МХАТа и посту­пил в Театр им. Станиславского. Его первой ролью на этой сцене был Ричард в пьесе Б. Шоу «Ученик дьяво­ла». И так уж вышло, что в день премьеры «Коммуниста» Урбанский играл свой первый спектакль на театральной сцене.

Затем в фильме Григория Чухрая «Баллада о солдате» ему досталась эпизодическая роль безымянного инвалида, которого герой фильма Алеша Скворцов (актер В. Ива­шов) случайно встречает на вокзале (эпизод снимался в Ярославле). Всего на несколько минут Евгений предстает перед телезрителями, но настолько западает в душу этот молодой, полный внутренних сил солдат на костылях, ушедший с незаконченной войны не по доброй воле и не желающий возвращаться в мирную жизнь... Жесткие куд­ри, суровое лицо, стиснутые зубы, боль в глазах – таким запомнился актер миллионам зрителей.

Чуть раньше была снята картина Михаила Калатозова «Неотправленное письмо», в которой Урбанский сыграл таежного проводника Сергея. Однако настоящей удачей для него эта работа так и не стала. Как и фильм режиссера Василия Ордынского «Большая руда», в котором актеру досталась главная роль – Пронякина.

Между тем вскоре после съемок киноленты «Баллада о солдате» в судьбе Урбанского произошло важное собы­тие – он встретил женщину, которая стала его второй женой. Незадолго до этой встречи у него были романы с актрисами Театра им. Станиславского. Еще раньше первая жена, Ольга, педагог по образованию, родила ему дочь Алену. С появлением девочки новоиспеченный папа обезумел от счастья: чтобы расцеловать жену и ребенка, влез на третий этаж роддома по водосточной трубе. Он сам стирал пеленки, ежедневно ездил за десять километ­ров в одну из подмосковных деревень, чтобы купить свежего молока. Да и после вторичной женитьбы про­должал заботиться о первой семье. Помогал деньгами и... не позволял бывшей жене мыть окна в квартире из страха, что Ольга может выпасть из окна. К удивлению соседей, актер сам еженедельно драил стекла. А когда бывшая супруга вышла замуж во второй раз, первое, что спроси­ла подрастающая Алена у отчима, было: «А вы будете носить нас с мамой на руках, как папа?»

Вторую любовь своей жизни знаменитый актер встре­тил в 1959 году во время кинофестиваля в Москве. Неве­роятной красоты латышку звали Дзидра Ритенберг. Она приехала на этот праздник из Риги вместе с Вией Артма­не. В один из вечеров подруги сидели в компании артис­тов, как вдруг отворилась дверь и в комнату вошел шикар­но одетый мужчина. Чуть позже он, ужасно волнуясь, первым подошел к Дзидре и сказал: «А я вас знаю». – «И я вас тоже»  – моментально нашлась рижская актриса.

Дзидра родилась в Латвии 20 августа 1928 года в селе Межилдзерское. В 1948 году она закончила студию при Латвийском Художественном театре им. Я. Райниса. По­том был драмтеатр в Лиепае, рижская Русская драма, московский Театр им. Станиславского, 80 актерских ро­лей в кино («Причины и следствия» – 1956 г., «Маль­ва» – 1956 г., «Эхо» – 1959 г., «Гроза над полями» – 1959 г., «Твое счастье» – 1961 г., «Под одной крышей» – 1963 г., «Игра без правил» – 1965 г. и другие). Самой знаменитой ролью Ритенберг стала несравненная герои­ня экранизации горьковского рассказа «Мальва», при­несшая ей в 1957 году приз Венецианского фестиваля за лучшую женскую роль – Кубок Вольпи. Соперницами Дзидры в борьбе за этот почетный трофей были такие звезды западного кино, как Марина Влади, Мария Шелл, Ясудзу Ямада.

До встречи с Урбанским у знаменитой рижанки был мало кому известный четырехлетний роман с женатым геро­ем-любовником Вячеславом Тихоновым – кумиром мно­гих женщин.

Через три недели после знакомства с Евгением Ритенберг легла в больницу – ей должны были сделать опера­цию на сердце. И Урбанский ежедневно навещал ее. А как только Дзидру выписали, он немедленно повел ее в загс – возможно, боялся, что, если не сделает этого, очарователь­ная женщина уедет к себе в Ригу и их роман завершится.

Свадьбу молодые сыграли в московском «Национале», медовый месяц провели в Ленинграде. По словам Д. Ри­тенберг, Женя был добрым человеком и хорошим мужем, называл ее ласковым именем Джуника. Она переехала в Москву и тоже стала работать в Театре им. Станислав­ского.

Сначала молодожёны жили в шестиметровой комнате театрального общежития, и лишь позже благодаря хло­потам М. М. Яншина им удалось получить отдельную 16-метровую квартиру возле метро «Сокол» на Балтий­ской улице.

В жизни Урбанский был не только нежным и заботли­вым супругом, но и всегда хлебосольным и открытым – как говорится, рубахой-парнем. Дзидра Ритенберг вспо­минала: «У нас в гостях часто собиралась труппа цыган­ского театра "Ромэн". Мы очень дружили с семьей кино­режиссера Григория Чухрая, у которого Женя снимался в картинах "Баллада о солдате" и "Чистое небо", с поэтом Робертом Рождественским и его семьей, с партнером по сцене Евгением Леоновым. Закадычным другом мужа был Юрий Никулин. Часто к нам в гости приезжал из Ленин­града Иннокентий Смоктуновский, которого Женя просто обожал. Он мечтал о сыне и хотел назвать его Иннокенти­ем в честь любимого друга и артиста. Помню, как после премьеры "Девяти дней одного года" Евгений произнес пророческую фразу о Смоктуновском: "Наступает время его героя: интеллигентного, утонченного, умного и иро­ничного, кончается время моих "мастодонтов" – прямо­линейных, бескомпромиссных. Надо уметь уступать доро­гу с улыбкой!"»

В новом фильме Чухрая «Чистое небо» Урбанскому до­сталась главная роль – Героя Советского Союза, летчика Алексея Астахова. По своей драматургии эта работа была одной из самых сложных в творческой биографии знаме­нитого актера. По сюжету картины его герою пришлось пережить самые разные жизненные коллизии: успех на службе, пламенную любовь, немецкий плен, изгнание из партии, неверие в людей и, наконец, медленное обретение веры в себя и в любимую женщину. Эта кинолента собра­ла целый урожай призов на фестивалях в Москве, Мехико и Сан-Франциско. С ней, так же как раньше с фильмом «Коммунист», Урбанский объездил полмира и везде встре­чал горячий прием.

Его театральная судьба тоже складывалась удачно. За восемь лет своего пребывания на сцене Театра им. Ста­ниславского актер сыграл 14 ролей: Мышлаевского в «Днях Турбиных» М. Булгакова, Пичема в «Трехгрошовой опе­ре» Б. Брехта, Джона Проктора в «Сейлемских ведьмах» А. Миллера, чекиста Лациса в «Шестом июля» М. Шатро­ва и другие. Во многих спектаклях заслуженный артист РСФСР Евгений Урбанский и заслуженная артистка Лат­вийской ССР Дзидра Ритенберг играли вместе, и играли блестяще!

В 1965 году режиссер А. Салтыков, приступая к своей очередной киноленте, предложил Евгению главную роль – директора автомобильного завода Зворыкина, прообразом которого стал основатель ЗИЛа Иван Лихачев. Фильм «Ди­ректор» рассказывал о первопроходцах советского автомо­билестроения. Съемки знаменитого каракумского пробега советских и зарубежных автомобилей происходили в Сред­ней Азии, где и случилось непоправимое.

Натурные работы в Москве закончились в конце ок­тября 1965 года, и в начале ноября все участники группы вылетели в Узбекистан, в Бухару. Стоит отметить, что все рискованные трюки в этой кинокартине Урбанский исполнял сам, хотя у него и был постоянный дублер – спортсмен Юрий Каменцев. Дело в том, что Дзидра ждала ребенка, и счастливый муж торопился заработать деньги на кооперативную квартиру. Например, прыжок на ма­шине с трамплина стоил 280 рублей, что составляло тог­да больше половины месячной зарплаты киноактера высшей категории.

Вот что рассказывал позже спортсмен Ю. Марков, ко­торый в тот роковой момент находился в одной машине с Урбанским: «На съемочную площадку, в 40 км от Бухары, мы выехали рано утром 5 ноября 1965 года. В тот день сни­мали проезд автоколонны по пескам. Согласно сценарию машина директора завода Зворыкина должна была про­мчаться прямо через барханы, обогнать колонну и возгла­вить ее. Наиболее сложный кадр в этой сцене – прыжок машины с одного из барханов. Опасного в этом ничего не было, но мы все же предложили, чтобы снимался дублер. Женя подошел к кинокамере, посмотрел в глазок и ска­зал, что получится отличный крупный план и он его ни за что не уступит. Первый дубль прошел нормально. Но вто­рой режиссер, который вел в этот день съемку, предложил сделать еще один дубль...

Машина легко рванулась с места, промчалась по насти­лу, на миг повисла в воздухе и вдруг накренилась и стук­нулась бампером о песок. В следующее мгновение меня оглушила тупая боль... Чьи-то руки тащили меня по песку. Когда я открыл глаза, увидел перевернутый "газик", а под ним – Женю...

Автомобиль никак не мог перевернуться. Мы потом проверяли: такой исход был вероятен в  одном из тысячи случаев. Надо было, чтобы определенным образом совпа­ли скорость движения, сила ветра, угол наклона горки, угол поворота, вес машины – и все это вдруг совпало. И машина перевернулась».

Говорят, перед этим собралось множество зрителей, его поклонников, многие с цветами. А он встал на трамплин и громко крикнул: «Хороший был парень Женя Урбанский!»

В результате аварии актер получил множественные пе­реломы и другие травмы. Ему оказали первую помощь и срочно повезли в Бухару, но спасти не смогли. Он прожил еще 45 минут. Последними словами 33-летнего Евгения были: «Боже мой, как больно!»

Рисковая натура Урбанского проявлялась во многих жиз­ненных ситуациях: от невинных шалостей (уже будучи из­вестным на всю страну, он мог стащить горсть конфет с магазинного прилавка) до героических поступков. Его близ­кие утверждали, что знаменитый актер не боялся никого и ничего. Не раз он отбивался от хулиганов на улицах, а однажды зимой, услышав из окна отчаянный женский крик, бросился босиком во двор – спасать несчастную от на­павших на нее молодых людей.

Вспыхнув яркой звездой, Евгений так и остался в памя­ти современников молодым и красивым мужчиной, при­нявшим достойную его экранных героев смерть. Похоро­нили артиста в Москве на Новодевичьем кладбище.

Евгений Евтушенко посвятил памяти замечательного актера «Балладу о совершенстве».

В 1968 году на экраны СССР вышел документальный фильм режиссера Е. Сташевской-Народицкой «Евгений Урбанский».

Беременной жене знаменитого актера, Дзидре, не осме­лились сразу сообщить скорбную весть. Она родила через три месяца после гибели мужа, в феврале 1966 года, и только тогда узнала, что у дочки нет отца. Девочку мама назвала в его честь – Евгенией. (Дочь стала певицей знаменитого латышского хорового коллектива, родила двух сыновей – Густава и Карла.)

Трагическая смерть мужа, похоже, сломала Д. Ритен­берг. Она вынуждена была уехать из Москвы в Ригу. И все же в 1973 года Дзидра закончила режиссерское отделение Латвийской консерватории им. Я. Витола и впоследствии поставила шесть фильмов.

После смерти Е. Урбанского приказом председателя Гос­кино съемки «Директора» были сразу же запрещены, а груп­па распущена. Режиссера А. Салтыкова отлучили от режис­суры на полтора года. Только в 1967 году он вновь вернулся на съемочную площадку для работы над фильмом «Бабье царство», а спустя три года после трагедии А. Салтыков добился разрешения вновь ставить киноленту «Директор». На главную роль взяли Николая Губенко. Картина вышла на экраны СССР и была неплохо принята публикой и кри­тикой.

О дальнейшей судьбе Дзидры Ритенберг читателям рас­сказал позже латвийский журналист Борис Минц: «...На цве­точном базарчике, покупая цветы для знаменитой актрисы, я не удержался и похвастался, что иду в гости к самой Дзид­ре Ритенберг. Надо было видеть, как оживились при этом продавщицы цветов! "Наша Дзидрочка! – говорили они. – Передайте ей, что мы все ее очень любим..."

Конечно, я очень волновался. Ведь ей было далеко за 70, и она была после тяжелой болезни. Но мои опасения оказались совершенно напрасными. Были чудесные пол­тора часа общения с удивительно красивой и умной жен­щиной и... с Женькой Урбанским. Да, да, именно с ним. Потому что в комнате, где мы беседовали с Дзидрой Артуровной, висела огромная фотография Урбанского. Он как бы незримо присутствовал здесь. А еще на комо­де стоял Кубок Вольпи Венецианского кинофестиваля, и мне даже было позволено подержать его в руках. И все, что рассказывала хозяйка дома, было безумно интересно, потому что звучали в ее рассказе имена многих "шести­десятников" – друзей четы Урбанских. Выяснилось, что Дзидра Артуровна ведет очень скромный образ жизни, терпеть не может "звездной" тусовки, избегает всяческих интервью.

Я ей в свою очередь рассказал, как в начале 1970-х го­дов в Риге проходил очередной фестиваль любительских фильмов. Там я увидел такой короткометражный фильм: где-то на рижской улице стоят и разговаривают две жен­щины. Одна из них держит за руку девочку лет шести -семи. Девочка поразительно похожа на кого-то очень зна­комого. Она рисует на запотевшем стекле телефонной будки: взявшись за руки, стоят два человека – мужчина и женщина. Но вот сверху вниз по стеклу сползает капля (как слеза!) и разделяет их. На этом фильм закончился, и мне было не совсем понятно, в чем суть его. Но вот в зале кто-то произнес слово "Урбанский", и меня как молнией осенило: так вот на кого эта девочка похожа! Да это же дочь Евгения Яковлевича! И сразу же стала понятна идея автора этого коротенького любительского фильма: дочка знаменитого актера нарисовала на стекле двух взявшихся за руки человечков – маму и папу, а капля-судьба разде­лила их...»

В последние годы жизни Дзидра Артуровна редко вы­ходила на люди (давало знать о себе больное сердце), про­водя дни в основном в окружении своих трех замечатель­ных собак. Но когда она где-то появлялась, мужчины завороженно смотрели на нее.

«Если сегодня худо, я говорю себе, что завтра будет луч­ше, так обычно и происходит, – сказала она в последнем интервью рижским "Известиям", – признавшись в самом большом желании: – Ах, я хотела бы только одну неделю пожить здоровой, как в молодости».

В марте 2003 года, не дожив нескольких месяцев до сво­его 75-летия, одна из самых красивых актрис советского кино Дзидра Артуровна Ритенберг умерла. До последнего дня в ее комнате висела огромная фотография Евгения Урбанского – молодого, веселого и красивого. Смерть раз­лучила их в 1965 году, но еще 38 лет он как бы незримо присутствовал рядом с любимой женой.

© Fammeo.ru Все права защищены.

Читайте также:

Если Вам нравится, поделитесь с друзьями:



ВходРегистрация