Гардероб | Макияж | Прически | Аксессуары | Парфюмерия | Имидж | Стиль | Цвет

История декоративной косметики и макияжа


история косметики
Люди всегда стремились быть красивыми. Истоки «ис­кусства украшать себя» (так переводится с греческого сло­во «косметика») уходят в глубокую древность. Имеются все основания полагать, что косметика зародилась одновре­менно с появлением человека, осознавшего себя таковым. Хотя, и это естественно, стремление к чистоте и украшению своего тела, а в дальнейшем и избавление от его недостат­ков с помощью различных средств на протяжении сущест­вования человечества выражалось по-разному.

В самую раннюю пору развития человеческого общества косметика применялась преимущественно как декоративная: чаще всего перед военными набегами, ритуальными танца­ми по случаю удачи на охоте, религиозными обрядами и т.п. Древние китайцы, например, расписывали красками, чаще всего тушью, лица для устрашения неприятеля. На острове Пасхи и некоторых других островах до настоящего времени сохранился обычай красить во время праздников волосы в рыжий цвет – «под солнце». Рано или поздно необходи­мость ритуального разукрашивания тела, в особенности лица, должна была подчиниться эстетическому вкусу. Очевидно, связано это было больше с женщиной, чем с мужчиной. Египтянкам бытовой грим был известен более 45 веков назад. Они изобрели румяна и белила, придававшие темным лицам светло-желтый оттенок. Под глазами они рисовали круги зеленой углекислой медью. Зеленой же краской они красили ногти. Славились умением изготовлять всевозмож­ные мази, притирания, пудры. Римские императрицы, знат­ные римлянки, до которых докатилась слава об искусстве египтянок, на вес золота ценили приобретаемые у ловких служителей храма Изиды таинственные составы космети­ческих средств, которые будто, бы придавали лицам блеск благородного металла и белизну слоновой кости. У египтян римляне научились гримироваться, красить губы, смазывать волосы благовонным маслом. Рецептура различных косме­тических изделий содержится в дошедших до нас медицин­ских сочинениях на папирусах Эберета и Херста.

Рецепты египетских «косметологов» способствовали рас­пространению «искусства украшать себя» в различных стра­нах, его дальнейшему совершенствованию. В эпоху динас­тии Птолемеев ярко разукрашивали себя не только цари и царицы, знатные люди, но и рядовые женщины, воины, ученые, даже жрецы. Помимо людей, «иллюминировали» также священных кошек, статуи богов и мумии. Ассириян­ки чернили брови и ресницы, лакировали свои лица особы­ми составами, которые, подсыхая, придавали лицам «блеск и твердость эмали». Гримировались также и асссирийские мужчины, носили парики, накладные бороды. Иудейские женщины сурмили веки, брови, окрашивали ногти красной» краской. Наиболее распространенный комплект космети­ческих средств восточной женщины в основном состоял из хны, басмы (красить волосы, ногти и пр.), румян, белил, сурьмы (придать глазам блеск), золотой фольги и «галия» – особой ароматической смеси, которой разрисовывали ис­кусственные мушки. Иные же знатные люди применяли и более семи снадобий, названных выше, в их числе и благо­вония.

Косметические пластические операции с целью исправ­ления форм лица впервые начали практиковать в Индии. Широкое распространение ринопластики (исправление форм носа, а также его восстановление) объясняется тем, что в Индии за некоторые проступки отрезали носы или уши, так что приходилось прибегать к помощи хирургов, чтобы уст­ранить дефект. Индийские женщины чернили брови, белили лицо и шею, золотили губы, подкрашивали щеки и ресни­цы, покрывали красной краской ногти, коричневой – зубы.

Во времена халифата Багдад славился благовониями и косметикой. Мода на них перекинулась из Средней Азии в Закавказье. Среди благовоний особенно высоко ценились смола и сабура (дерево алоэ), медвяной сахар, камфара, семена руты, рейхан (базилик) и др. В качестве «духов» в ходу были мускус, амбра, камфара, мирра, шафран, алоэ, масло чайной розы, розовая вода. Эти благовония исстари ценились и на Ближнем Востоке, а в средние века – в Греции, Риме и Франции.

В южных странах жаркое солнце способствует быстрому увяданию и пересыханию кожи, что вызывало здесь по­требность в применении в первую очередь жировых веществ. Кислое молоко, главным образом овечье, так называемый катык, в уходе за кожей и волосами стало очень важным средством. Катык почти начисто избавляет от веснушек и пигментных пятен, кожа приобретает прекрасный цвет, ста­новится нежной, гладкой. Недаром среднеазиатки отлича­ются длинными, густыми, шелковистыми волосами – это действие кислого овечьего молока. Кожу смазывали и ос­тавляли на несколько часов, а волосы густо до корней нама­зывали им, слегка втирая в кожу, голову обвязывали плат­ком наподобие тюрбана, шли на 1–2 часа в баню, затем смывали. Катык иногда заменяли йогуртом – снадобьем, приготовленным из молока других животных. Запах кисло­го молока на волосах, устойчиво державшийся, смягчали добавлением в воду, которой прополаскивали волосы, про­цеженного настоя золы и ароматическими веществами. Во­лосы часто окрашивали хной и басмой в густочерный или с рыжеватым оттенком цвет. Мужчины не отставали от жен­щин – красили бороду и усы в черный или рыжий цвет.

В Европу косметические средства (преимущественно аравийские) и способ приготовления розовой воды занесли крестоносцы. Раскопки могил древних греков позволили установить, какие косметические средства использовали женщины Эллады. Чистый углекислый свинец они приме­няли вместо белил, а искусственная киноварь служила ру­мянами. Кармин – красная краска добывалась из кошени­ли. По античному мифу, даже богиню Афродиту уличили в подкрашивании и пудрении лица перед состязанием небо-жительниц. Кстати, пудры делали из растертых в порошок пахучих цветов, ароматические вещества использовали как средство от пота, посыпая лицо, тело, одежду, постель. Глаза гречанки подводили раствором копоти от сгорания особой эссенции.

С особой тщательностью греки ухаживали за волосами. В большом почете густая, пышная шевелюра была и в Древ­нем Риме. Женщины стремились иметь белокурые волосы и нашли способ превращать Их из черных в белые или свет­лые. Секрет был разгадан. Женщины мыли волосы мылом из козьего жира и золы букового дерева, затем обесцвечи­вали их на солнце. Целыми днями богатые черноволосые венецианки медленно проводили по волосам маленькой губ­кой, превращая себя в блондинок. Позднее научились обес­цвечивать волосы перекисью водорода.

Парикмахеры, делавшие прически дамам и брившие муж­чин, впервые появились в Афинах. В Древней Элладе было принято, чтобы все мудрецы носили длинные бороды, а люди обыкновенные – покороче. Признаком изнеженности и порочности был бритый подбородок у молодого человека. Вот почему надолго запомнилось событие, когда Александр Македонский накануне битвы при Аребела отдал приказ, чтобы воины были бритыми: этим он в известной степени оскорбил своих педагогов-философов.

Гиппократ в своих трудах о кожных болезнях избавлению от косметических дефектов посвятил целый раздел. Особое значение он придавал притираниям, с помощью которых обещал женщинам освежение увядающей или восстановле­ние увядшей красоты. Ученик Гиппократа, его последователь Диокл, предписывал гигиенические ванны и массаж, а так­же различные масла и мази, смягчающие кожу. Им был создан солидный, в четырех томах, труд по косметике – об уходе за волосами, их окраске, за кожей лица, глазами, зубами, носом, руками. Диокл предложил многочисленные косметические препараты, устраняющие запахи изо рта и носа, от пота, по выведению пигментных пятен, смягчению кожи, для чистки зубов, ароматизации тела и платья и т.п. Большое внимание косметике уделил Плиний (середина 1 в. н.э.). Живший столетие спустя знаменитый врач древности Гален создал рецептуру крема, ныне носящего название «кольдкрем». Классифицируя косметические средства, Гален разделил их на те, что предназначаются для усиления есте­ственной красоты, и на преследующие цель маскировки. Это уже близко к нынешнему пониманию задач косметики. В современном представлении косметика – учение о сред­ствах и методах улучшения внешности человека. Но помимо декоративной, сегодня выделяют и врачебную косметику. А в те времена она сама собой подразумевалась, потому что с нее, может быть, все и началось (например, сурмить уголки глаз, чтобы не гноились, и т.п.).

Большое распространение косметика получила в Риме. Красками, притираниями, мазями римлянки пользовались охотно. Им были знакомы различные средства по удалению волос там, где они не нужны. Они, скажем, владели спосо­бом введения в волосяные мешочки горячих игл. Римлянки знали, как похудеть или немножко пополнеть, освежить кожу путем отслойки надкожицы (нередко при помощи золы), умели бороться с запахом пота. Они не только успешно избавлялись от волос (например, посредством негашеной извести), но и занимались их усиленным ращением (ис­пользуя высушенных и растертых в порошок лягушек или ящериц). Декоративной косметикой женщины в Риме зани­мались в массовом порядке, едва ли не «поголовно». В середине 14 в. в Италии появилась первая специальная ли­тература по косметике, авторами которой были Джиованни, Маринелло, Баптиста, Поста, Сцебелла, Картезе и др. Из­вестный венецианский врач Джованни Маринелло написал популярную книгу, в которой, в частности, рекомендовал женщинам ароматические ванны для сохранения кожи в молодом и свежем виде (к примеру, из винного настоя мир­товых листьев); порошок, всасывающий пот, из роз, индий­ского колоса и мирры и т.д.

В погоне за модой трудно придерживаться «золотой се­редины». Так, дамы в 17-м столетии слишком усердно поль­зовались румянами, намазывая ими губы, щеки, брови и даже грудь. В столь же большом количестве расходовались и белила, а ведь они содержали губительную ртуть. А муш­ки, служившие маскировкой незначительных дефектов лица, становились все больше по размеру, прихотливее по форме и наклеивались в невероятном количестве (по 6–15 штук). Про свою современницу, высокопоставленную особу, рим­ский поэт Марциал сказал: «Ни один мужчина не может утверждать, что он ее любит, так как то, что он в ней любит, ей не принадлежит, а то, что ей принадлежит, – любить невозможно».

И хотя в конце 18 в. от большинства прежних чрезвы­чайно сложных и не всегда полезных косметических средств отказались, их заменили простые, гигиенические, например, обмывания и обтирания бобовой мукой, а в конце 19 – начале 20 в.в. стали широко применять массаж, водные процедуры, электрический ток и т.п., излишества, отмечен­ные Марциалом, не исчезли сразу и наблюдаются порой по сей день. Так что о тех временах и говорить не приходится. В царствование Генриха IV гримировались даже мужчины. А в период правления Людовика XIV при дворе ежегодно тратилось 2 млн баночек разного грима. Итальянские ар­тисты, прибывшие во Францию с Екатериной Медичи, завезли туда всевозможные пасты, пудры, румяна, помады и краски. Дальше – больше. С 1566 г. при дворе появлялись не иначе, как в белокурых париках и непременно с намазан­ным лицом. Уже при Карле IX волосы завивали и пудрили. Дело дошло до того, что в. 1634 г. был самым серьезным образом поставлен вопрос: может ли дама носить на лице более трех мушек.

Процветала алхимия. Косметика лишилась какой-либо научной основы. Вместе с сомнительными рекомендациями, правда, существовали и вполне современные и действенные рецепты, в которых были использованы и богатый опыт предшественников, и зарождающаяся наука, хотя многие из них держались в строгом секрете, передавались от отца к сыну, поэтому для большинства людей они были загадоч­ными, как и те, мистически-алхимические...

В России активное внедрение заграничных мод началось при Петре I. Царь издал специальный указ об обязательном бритье бороды. Он также «повелел» дворянам носить длин­ные до плеч завитые волосы или парики, мода на которые особенно распространилась в период царствования Екате­рины II. В применении средств для ухода за кожей наблю­далась огромная разница между ассортиментом, практико­вавшимся в народе, и «косметикой» богатых слоев, знати. В гигиеническом уходе за кожей, за ее чистотой народ ос­новную роль отводил умываниям и бане. Мылом пользова­лись только имущие, остальные – щелоком (настоем золы), а белье стирали нередко с моющими глинами. В городах также было много бань, преимущественно общественных.

До 18 в. русские женщины из простонародья в качестве косметического средства применяли с большим успехом хлеб­ный квас, простоквашу, сметану, рассол от соленых огурцов (в плодах много молочной кислоты, образующейся под дей­ствием соответствующих бактерий во время соления и хра­нения), толокно, свежее молоко, яичный желток, расти­тельные соки и жиры и т.п. В Древней Руси в ходу был настой или дистиллят из перечной мяты – «холодец», со­державший ментол. Настой освежал тело, полость рта, обладал охлаждающими свойствами. Из Царьграда купцы привозили «гулявную» («гуль» в переводе с турецкого – роза) воду. Но девушки из низших сословий предпочитали «девичье молоко», состоявшее из 10 частей настоя бензоль­ной смолы или росного ладана, а 90 – розовой воды; им смазывали кожу и прибавляли в воду для умывания. «Молоко» изготовляли аптекари. Предназначалось оно для отбеливания кожи и против веснушек.

Несколько позднее стали применять белила («личную помаду»), нанося их на лицо тончайшим слоем. Знатные русские женщины белились много. И румянились чрезмер­но, порой неискусно; красивые от природы, иные из них совершенно искажали лица, кладя на щеки столько краски, что казалось, будто кто-то размалевал их кистью. Они рас­крашивали себе шею и руки – белой, голубой и коричневой красками, сурьмили ресницы и брови (нередко самым урод­ливым образом), чернили светлые и белили черные брови. Княгиня Чекасская, особа, красивая собой, не хотела румя­ниться, но тогдашнее общество (в царствование Михаила Федоровича) издевалось над нею – так силен был обычай. Совсем по-иному в этом отношении обстояло в простонародьи. Девушки из низших сословий румянились редко, да и надобность в этом мало ощущалась – природный румянец выручал. А при случае пользовались окрашенной в красный цвет бумагой, которой натирали влажные щеки. Чаще же всего для этой цели использовали бодягу, вызывавшую раз­дражение нервных окончаний, прилив крови. Волосы крес­тьянки смазывали деревянным (оливковым) маслом или репейным.

В 17 и 18 вв. замечается резкое повышение потребления знатью парфюмерных, а особенно косметических средств. Конец 18 и особенно середина 19 вв. стали поворотными в истории отечественной парфюмерно-косметической промыш­ленности. В конце 18 в. в Москве открылась первая парфю­мерно-косметическая фабрика, владельцем которой был ку­пец К.П.Гик. А в середине 19 в. – еще несколько (фаб­риканты Брокар, Ралле, Остроумов). В 30–х годах 19 в. А.Брокаром был найден способ добывания кокосового масла из кокосовой копры. Им же был разработан метод приго­товления прозрачного мыла. Позднее его сыном был создан препарат для гигиенических целей, который впоследствии получил распространение во всем мире, – цветочные оде­колоны. Фабрика А.М.Остроумова наладила выпуск кре­мов «Метаморфоза» и «Чистотел» против веснушек и иных пигментации кожи. Другие парфюмерно-косметические пред­приятия первоначально вырабатывали главным образом по­мады для волос и лица, пудру, туалетное мыло. А позднее ассортимент изделий расширился. В 1914 г. в России насчи­тывалось около 20 парфюмерно-косметических предприятий, выпускавших разнообразную продукцию.

© Fammeo.ru Все права защищены.

Читайте также:


Если Вам нравится, поделитесь с друзьями:



ВходРегистрация