Искусство | Знаменитости | Путешествия | Рецепты | Советы хозяйке | Дети

Сергей Бондарчук и Ирина Скобцева


articles: art0090.pngОни были самой красивой парой советского кино. Изящная, женственная, утонченная Скобцева и сильный, волевой, мужественный Бондарчук... История их любви началась во время съемок шекспировской трагедии «Отелло». На экране Сергей Бондарчук и Ирина Скобцева блестяще воплотили бессмертные образы ревнивого мавра и венецианской красавицы. Нередко случается, что у актеров экранный сюжет переплетается с жизнью. Но в данном случае действительность оказалась гораздо счастливее одного из самых трагичных любовных сюжетов мировой культуры. Роман Бондарчука и Скобцевой положил начало крепким семейным отношениям. Сама Ирина сказала об этой ситуации не без юмора: «Сначала он меня задушил, а потом он на мне женился».

Впервые они увидели друг друга на вернисаже в Акаде­мии художеств, где проходила выставка очень известного тогда живописца, пятикратного лауреата Сталинской пре­мии Василия Ефанова. По словам Ирины Скобцевой, это была почти мистическая история. Однажды, отдыхая в Доме творчества художников, красавица Скобцева, тогда еще студентка Школы-студии МХАТа, согласилась позировать Ефанову для портрета. Неудивительно, что на выставке среди прочих картин художника было представлено и ее изображение. Ирину пригласили на вернисаж, куда в один из дней она и отправилась. «Войдя в зал, я сразу заметила у моего портрета человека, который его внимательно раз­глядывал, – вспоминает актриса. – Я узнала Сергея Бон­дарчука. Он был уже тогда очень знаменит. Народный ар­тист, лауреат... А кто была я? Девчонка, студентка, еще не определившаяся в жизни. Он тоже узнал "модель" и подо­шел ко мне сам. Состоялся короткий, ни к чему не обязы­вающий разговор. Казалось, продолжения не последует, но жизнь рассудила иначе...» Жизнь действительно рассу­дила иначе, распорядившись по-своему. Сергей Бондар­чук без памяти влюбился в ту, чей портрет так привлек его внимание. И случилось это совсем скоро, когда Судьба вновь свела их вместе – на этот раз на съемочной пло­щадке киностудии им. Горького. Ирина Скобцева училась на последнем курсе Школы-студии МХАТа, когда при­знанный мастер отечественного кино режиссер С. Ютке­вич, работавший над экранизацией трагедии Шекспира «Отелло», пригласил ее принять участие в конкурсных ки­нопробах на роль Дездемоны. Это была одна из интерес­нейших и вместе с тем труднейших ролей классического репертуара. Поначалу режиссера привлек лишь внешний облик актрисы: женственная и обаятельная, красавица Скобцева как нельзя лучше соответствовала образу Дезде­моны. Однако не только красота дебютантки помогла ре­жиссеру выбрать именно ее среди многочисленных пре­тенденток на роль. Кинопробы показали, что за внешней сдержанностью и даже строгостью Скобцевой скрываются эмоциональность и умение тонко чувствовать. Позднее из­вестный кинорежиссер И. Таланкин скажет, что для Ири­ны Скобцевой характерно удивительное сочетание «кра­соты, женственности, ума и высокой образованности». На роль Отелло в картине был утвержден Сергей Бондарчук. В те годы он уже был очень известным, узнаваемым акте­ром, имел немало званий и наград. За свою дипломную работу – роль в картине «Молодая гвардия» (1948 г.) – Сергею Бондарчуку присудили Сталинскую премию. Этот актер всегда бил в десятку. В 1952 году он снялся в глав­ной роли в фильме «Тарас Шевченко» и получил премию на Международном кинофестивале в Карловых Варах. На родине он так понравился Иосифу Сталину, что тот на­звал его «истинно народным артистом». Наутро после пра­вительственного просмотра фильма о великом поэте Ук­раины 32-летнему Бондарчуку дали звание народного. Он стал самым молодым народным артистом СССР, минуя все промежуточные звания. Фильм «Отелло» принес акте­ру и мировую известность, но, главное, он подарил ему настоящую любовь, самую большую любовь в его жизни. В то время как на съемочной площадке бушевали шекс­пировские страсти, у Ирины Скобцевой и Сергея Бондар­чука вспыхнул роман. Оказалось, что актеры готовы ре­шительно опровергнуть замысел великого Шекспира: в отношениях Отелло и Дездемоны явно обозначился счаст­ливый финал. Правда, и Сергей Бондарчук, и Ирина Скоб­цева не были в то время свободны, у каждого из них была семья. Бондарчук был женат (это был его второй брак) на актрисе Инне Макаровой, свадьба с которой состоялась во время съемок фильма «Молодая гвардия» (1948 г.), где Сергей Бондарчук сыграл роль партийного руководителя Валько, а Инна Макарова – Любку Шевцову. 21-летняя Макарова покорила сердце видавшего виды Бондарчука. Поначалу она даже называла своего 28-летнего супруга «взрослый дядечка». Вместе они прожили 10 лет. Их дочь Наталья Бондарчук стала впоследствии известной актри­сой и режиссером. Ирина Скобцева в те годы тоже была замужем – за студентом МГУ, красавцем Алексеем Аджу-беем. Тем самым, который впоследствии стал зятем Ники­ты Хрущева. Когда Бондарчук и Скобцева поняли, что их отношения серьезны, и решили пожениться, их браку вос­препятствовали все – начиная от коллег-актеров и закан­чивая политиками самого высокого ранга. «Прежде чем мы объединились в семью, прошли через многочисленные преграды и внушения аж на правительственном уровне, – вспоминает Ирина Скобцева. – Нас вызывали в ЦК КПСС – по моральному вопросу, не выпускали вдвоем на зарубежные премьеры. А успех у "Отелло" был огром­ный, нас приглашали с картиной по всему миру. Года три мотали нам нервы. Однажды, это был пятьдесят восьмой год, мы должны были улетать в Англию, а накануне вече­ром мне сообщили, что я не еду. И Сергей Федорович прямо с аэродрома приехал ко мне, сказал, что больше никуда без меня не поедет». Ничто не могло повлиять на решение Бондарчука связать свою судьбу с Ириной Скобцевой. Однако, как вспоминает Ирина Константиновна, «началь­ство разрешило нам пожениться лишь через несколько лет». Их свадьба состоялась в 1959 году. Но, перед тем как рас­писаться, жених поставил невесте два обязательных усло­вия: никогда не расставаться и время от времени давать ему возможность помолчать, хотя бы дня три... С тех пор Сергей Бондарчук и Ирина Скобцева 35 лет шли по жизни рука об руку.

Сразу после свадьбы Сергей Бондарчук переехал жить к Скобцевым – в семью со старомосковским укладом, где ыли бабушка, мама и папа. Приняли его радушно. Глава семьи, отец Ирины Скобцевой, был научным работником Главного управления метеослужбы, а мама всю жизнь про­работала в архивах. Как раз в то время Бондарчук задумал один из своих шедевров – картину «Судьба человека». «Над сценарием мы работали все вместе – моя мама печатала на машинке, папа клеил... После встречи с Сергеем Федо­ровичем вся моя жизнь была подчинена семье и нашей работе, других интересов у меня не было», – вспоминает Ирина Константиновна. Триумф фильма «Судьба челове­ка», где Сергей Бондарчук впервые выступил как режис­сер, принес ему не только звание лауреата Ленинской пре­мии, но и помог улучшить жилищные условия. Из двухкомнатной квартирки Сергей и Ирина вместе с родителями и бабушкой переехали в шикарную квартиру на улице Горького... Дети в семье появились сравнительно поздно. Сергей Бондарчук в то время как раз работал над главной картиной своей жизни – «Война и мир». Съемки эпопеи были грандиозными и длились почти три года. «Алена у нас была "нулевой" серией на картине "Война и мир", а Федя – "шестой", – рассказывает Ирина Скоб­цева. – Ну а карьера... Я только сейчас понимаю, что от многого тогда отказывалась. Начало ведь у меня действи­тельно было блестящим – заметные роли в фильмах "Отел­ло", "Неповторимая весна", "Поединок", "Обыкновенный человек"... Но по-другому поступить не могла, да и не хо­тела. Перед съемками "Войны и мира", помню, Сергей сказал мне: "Я буду снимать картину, а все остальное – твоя забота..." Но картина стала и моим делом: кроме того, что я и сама снималась в роли Элен, наш дом превратился в филиал съемочной площадки. Может быть, в личном плане я многое тогда упустила: никаких "светских" вече­ров, четыре года съемок, постоянные экспедиции, а там – неустроенность, иногда и есть-то приходилось на поднож­ке грузовика, но это была наша с ним жизнь». «Война и мир» стала их самой большой совместной удачей. В кар­тине Бондарчук выступил не только как режиссер, но и как актер – он сыграл Пьера Безухова. Ирина Скобцева исполнила одну из своих лучших ролей, воплотив образ холодной красавицы Элен Курагиной. Роли эти были тем более сложные, что на съемочной площадке им вновь при­шлось как бы «переспорить» не слишком веселый литера­турный сюжет. И все же это был их огромный, во всех смыслах общий успех. Успех не только режиссера и актри­сы. Успех двух любящих людей, единомышленников, вер­ных помощников друг другу...

Длительные съемки картины «Война и мир» породили множество слухов о звездных супругах. Пожалуй, самый громкий из них – о романе Сергея Бондарчука с молодой актрисой, сыгравшей роль Наташи Ростовой, 20-летней Людмилой Савельевой. Однако все эти домыслы развеяла сама Ирина Скобцева, сказав, что доверяет мужу и ника­ких измен с его стороны никогда бы не потерпела. У счаст­ливой и самой красивой пары советского кинематографа всегда было немало завистников и врагов. Причем слухи и домыслы, которые вокруг нее распространялись, касались как личной жизни, так и творчества. Особенно достава­лось Сергею Федоровичу. Говорили, например, что круп­ные работы удавались ему лишь потому, что он дружил с сильными мира сего. Даже сегодня Ирине Скобцевой при­ходится опровергать эти слухи: «Друзей у нас было немно­го, и уж совсем не из того мира! Например, с покойным министром обороны Гречко Сергей Федорович встречался только однажды, да и то потому, что маршал хотел, чтобы Бондарчук снял фильм "Битва за Кавказ". А он вместо этого снял "Они сражались за Родину". Так его затаскали по инстанциям. Сергей весь черный ходил. Но не жаловался и ни у кого не просил защиты. Разве только у Всевышне­го... Несмотря на все препоны, снял в картине "Война и мир" крестный ход – помните, как толпы людей идут к Иверской заступнице и пропускают вперед Кутузова? Пе­ред самым Бородино слышно, как молится армия. Его долго убеждали, чтобы он не снимал эту сцену, а он все равно снял, и она получилась одной из лучших в картине. И не­многим известно, что во время съемок киноэпопеи он чу­дом остался жив – в шестьдесят пятом году на несколько минут у него остановилось сердце. И почти то же самое повторилось спустя три года, во время съемок фильма "Ватерлоо"...»

Дважды Ирина Скобцева вытаскивала мужа, можно ска­зать, с того света, выхаживала, заботилась, оберегала... Бла­гополучие талантливому режиссеру создавали жена, семья.
У Сергея Бондарчука был крепкий тыл. И когда ему было плохо, об этом никто не догадывался. Если бы не жена, как знать, смог ли бы режиссер пережить величайшие взлеты и крутые падения, выпавшие на его долю... «Мама полностью "растворилась" в отце, посвятила ему жизнь, помогала в ра­боте. Моим воспитанием занималась бабушка», – рас­сказывает сын Ирины Константиновны и Сергея Федорови­ча, Федор Бондарчук, ставший известным клипмейкером, актером и режиссером. Семья всегда оберегала Сергея Бон­дарчука, особенно когда у него случались огромные переры­вы между картинами – по три-четыре года. Тяжелые време­на для мастера, который всегда говорил, что кинематограф – не пирожное, а хлеб, необходимый людям.

Но зато когда уж работа была – все кипело вокруг Бон­дарчука. Съемки занимали все его помыслы, все его время, которого на семью и детей почти не оставалось. «Сказать "мало уделял нам внимания" – значит ничего не сказать. Он почти не уделял нам внимания, – вспоминает об отце Федор Бондарчук. – Но влияние на нас все-таки оказал гро­маднейшее. И в большей степени это касается искусства. Кстати, в последние годы его жизни я общался с ним доста­точно плотно именно как с советчиком и другом. Да, отца мне всегда не хватало и безумно не хватает сейчас».

В жизни Сергея Бондарчука и Ирины Скобцевой было немало трудностей, невзгод. Одним из таких тяжелых для их семьи периодов стала вторая половина 80-х. Ведь Бон­дарчук и Скобцева символизировали собой советское кино, а с приходом перестройки, когда все рушилось и отверга­лось, ничто советское не приветствовалось. На первый в перестроечный период кинематографический съезд Сер­гея Бондарчука не избрали даже делегатом. Молодые ре­жиссеры, в общем-то «имевшие зуб» на все советское кино, решили отыграться на Бондарчуке. Единственным, кто вышел на трибуну V съезда кинематографистов в 1986 году и защитил Сергея Федоровича, обратившись к залу: «Что вы делаете?! Это же предательство!», – был Никита Ми­халков. И все же Бондарчука удалось, нет, не сломать, но как-то отодвинуть на второй план, и, что еще страшнее, лишить возможности работать. В те годы Бондарчук почти перестал снимать...

И когда, в начале 90-х годов, у режиссера появилась возможность снять на итальянские деньги «Тихий Дон», он готов был плакать от счастья. Тем более, что экранизи­ровать роман Шолохова было его заветной мечтой. И ни он и никто другой еще не знали, что этот фильм станет прощальной работой Сергея Бондарчука и что свое послед­нее детище ему увидеть уже не придется. Почти крими­нальная история с исчезновением отснятой ленты «Тихого Дона» оставалась очень долго невыясненной. Позднее ста­ло ясно, что «за кадром» была организована и проведена крупная денежная махинация. Итальянские продюсеры оказались аферистами высочайшего класса, не имевшими никакого отношения к кинематографу. Они обманули ре­жиссера, скрывшись вместе с черновым смонтированным вариантом фильма – «Тихий Дон» был практически го­тов. Картина за долги была арестована одним из банков Италии, сам видеоматериал хранился в Риме на киносту­дии, а вот звуковую запись продюсер увез и спрятал в Лон­доне. Что касается прав режиссера на картину, то в кон­тракте о них не было ни слова. Для неопытного в таких вопросах Сергея Бондарчука это стало полной неожидан­ностью. Телефонные переговоры и десятки писем ни к чему не привели. Эта история, полная отчаяния и боли, сократила последние годы жизни мастера. В октябре 1994-го сердце режиссера остановилось: он не смог пережить слу­чившегося.

Распутать юридический и финансовый клубок в исто­рии с «Тихим Доном» не удавалось долгие годы ни госу­дарственным, ни частным структурам. И вот, спустя 13 лет, долговой конфликт был наконец решен. Последняя кар­тина Сергея Бондарчука вновь на Родине. Когда материал привезли в монтажную мастерскую, все вздохнули с об­легчением: пленка хорошо сохранилась. Единственное, что не удалось вернуть, – звуковой материал. Его, как и му­зыку к картине, придется писать заново. Главная задача – восстановить «Тихий Дон» именно таким, каким его хотел видеть Сергей Бондарчук. Ориентиры – черновой монтаж самого режиссера, его записи и, конечно, воспоминания Ирины Скобцевой, которая вместе со своими детьми сде­лала все, чтобы картина, снятая ее мужем, вернулась в Россию. «Бондарчук считал, что "Тихий Дон" – это фильм о любви, не о любви мужчины к женщине, хотя и это тоже есть, а о любви к Родине, о любви к Отечеству, о любви семейной, о любви братской».

Существует мнение, что жить с гением очень трудно. Но Ирина Скобцева, которая всегда с неизменным тактом ис­полняла партию жены своего мужа, выдающегося мастера экрана, говорит по этому поводу так: «Некоторые люди уве­рены, что они гении, и начинают играть свою гениальность. Бондарчук жил в собственном лице, в поисках гармонии, и настолько мало ему было отпущено времени, чтобы снять "Войну и мир", "Ватерлоо" и 10-серийный фильм "Тихий Дон", что вся жизненная шелуха от него отлетала. Он был увлечен, делал свое дело: процесс съемок, работа были для него важнее всего. Ведь он и играл, и ставил, а это очень сложно. Он никогда не изображал из себя гения. В жизни был простым и в то же время сложным человеком. Он был очень добрым, милым и ранимым...»

В годы, когда складывались их судьбы, было не приня­то особо подчеркивать статус супругов, заострять на этом внимание. Ирина Константиновна присоединила к своей фамилии фамилию супруга, в мировом масштабе куда бо­лее знаменитого, чем она сама, но и не потеряла собствен­ную. Когда Бондарчука не стало, многие злопыхатели были уверены, что карьера Скобцевой закончилась. Но жизнь все расставила по своим местам. Ирина Скобцева продол­жает сниматься в кино, она – желанный гость на творче­ских встречах и вечерах. Сегодня, когда Сергея Федорови­ча уже нет рядом, она по-прежнему живет тем, что было дорого ее мужу, что составляло его творчество и жизнь. Вместе с Сергеем Бондарчуком Скобцева вела большую педагогическую деятельность, а после смерти своего суп­руга многое сделала для восстановления руководимого Бондарчуком художественного объединения «Время» на «Мосфильме». «...Я по-прежнему служу Сергею Федоро­вичу: продолжаю его дело, пытаюсь решить проблему с выпуском "Тихого Дона"», – говорит Ирина Константи­новна. На Международном кинофоруме «Золотой Витязь» Ирина Скобцева обычно вручает медаль имени Сергея Бондарчука за достижения в области киноискусства.

Когда-то в далеком прошлом их соединил киноэкран – первую московскую красавицу и кубанского парня со жгу­чими «казацкими» глазами. Они впервые сыграли вместе на одной съемочной площадке. Сыграли виртуозно, блес­тяще – быть может, потому, что за придуманной любовью шекспировских героев скрывалось их настоящее чувство.

В дальнейшем, на протяжении всей совместной жизни Сергея Бондарчука и Ирины Скобцевой, столь яркую со­вместимость именно этого мужчины и этой женщины, парность их актерских лиц и совпадение судеб кино ис­пользовало не раз и не два. Кинематограф может гордить­ся замечательными совместными работами Бондарчука и Скобцевой – и в фильмах, поставленных самим Сергеем Федоровичем («Война и мир», 1965–1967 гг.; «Они сража­лись за Родину», 1975 г.; «Степь», 1977 г.; «Борис Году­нов», 1986 г.) и в картинах других режиссеров («Сережа», «Молчание доктора Ивенса», 1973 г.; «Выбор цели», 1974 г.; «Такие высокие горы», 1974 г.; «Бархатный сезон», 1978 г.; «Отец Сергий», 1978 г.; «Овод», 1980 г.) и других. Эти кар­тины памятны многим до сих пор. Но для нас Бондарчук и Скобцева – это не только два символа советского кине­матографа, но и два верных спутника жизни, которых со­единили любовь, семья и творчество... Эти роли Ирины Скобцевой и Сергея Бондарчука абсолютно органичны и неразделимы.

© Все права защищены.


Если Вам нравится, поделитесь с друзьями:





ВходРегистрация